Русскій детективъ

Объявление

Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Время в игре:

1873 от Р.Х.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Академия и энциклопедия » О криминалистике


О криминалистике

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Криминали́стика (от лат. criminalis — преступный, относящийся к преступлению) — прикладная юридическая наука, исследующая закономерности приготовления, совершения и раскрытия преступления, возникновения и существования его следов, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, а также разрабатывающая систему основанных на познании этих закономерностей специальных приёмов, методов и средств применяемых в ходе предварительного расследования для предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также при рассмотрении уголовных дел в судах.

Задачи криминалистики

Целью криминалистики является полное и своевременное технико-криминалистическое обеспечение и сопровождение раскрытия и расследования преступлений.

Эта цель реализуется на основе всестороннего использования достижений современной науки и техники. Криминалистика обеспечивает деятельность органов дознания, предварительного следствия, суда и сопровождает процесс криминалистической экспертизы научно продуманными средствами, приёмами и методами борьбы с преступностью.

Исходя из этого, можно выделить следующие частные задачи криминалистики:

    Выявление и исследование объективных закономерностей и явлений в практике совершения преступлений и деятельности по их расследованию.
    Разработка и совершенствование методов и средств практической деятельности по раскрытию, расследованию и предотвращению преступлений.
    Разработка организационных, тактических и методических основ предварительного расследования.
    Разработка криминалистических средств и методов борьбы с преступностью.

Функции криминалистики

    методологическая — обеспечивает правильное понимание предмета и содержания криминалистической науки, её роли в процессе познания и практической деятельности; позволяет установить верное соотношение науки и практики;
    объяснительная — заключается в раскрытии сущности предмета познания, его сторон и элементов, то есть в научном отражении предмета криминалистической науки;
    синтезирующая — отражение общих процессов интеграции научного знания — состоит в упорядочении накопленного эмпирического материала путём его синтеза, выявляющего внутренние единства полученных сведений (систематизация и обобщение этого материала как предпосылка синтеза);
    предсказательная — основа для теории криминалистического прогнозирования, одна из форм практического приложения данных криминалистической науки в практике борьбы с преступностью.
    международный обмен опытом по раскрытию преступлений.

Система криминалистики

Учёные традиционно выделяют четыре составляющих криминалистики: общую теорию, криминалистическую технику, криминалистическую тактику и криминалистическую методику[1][2]. Однако, есть позиции некоторых ученых, которые в самостоятельный раздел выделяют организацию расследования преступлений.
Общая теория криминалистики

Общая теория криминалистики — это система её мировоззренческих принципов, теоретических концепций, категорий, понятий, методов, определений и терминов, отражающих в своей совокупности весь предмет криминалистики. Общая теория является методологической основой криминалистики. В общую теорию входят научный аппарат криминалистики, систематика криминалистики и частные теории (учения).

Язык науки — это базовые определения и категории, определяющие терминологический аппарат криминалистики, в том числе система наиболее важных понятий — криминалистических категорий. Систематика включает принципы организации накопленных знаний и принятые классификации различных криминалистически значимых объектов (например, следов, видов почерка, тактических приёмов, следственных ситуаций)

Под частными теориями понимаются научные положения, касающиеся одной из сторон предмета криминалистики и являющиеся базой для разработки конкретных средств и методик расследования преступлений[1]. В результате обобщением частных теорий создаётся охватывающая их общая теория, и наоборот, из общей теории выводятся новые частные теории. Примерами частных криминалистических теорий являются учения о криминалистической идентификации и диагностике, о механизме следообразования, способе преступления, криминалистической характеристике, версиях и планировании расследования и др., а также учение о методах криминалистических научных исследований и их соотношение с методами практической деятельности. Этот перечень постоянно пополняется, поскольку развитие науки приводит к возникновению новых частных теорий[3].
Криминалистическая техника
Криминалистическое оборудование

Криминалистическая техника — раздел криминалистики, который представляет собой систему научных положений и основанных на них средств и методов, предназначенных для собирания и исследования доказательств в процессе судопроизводства по уголовным (а также гражданским) делам, иных мер раскрытия и предупреждения преступлений[4][5]. Некоторые авторы (например, М. С. Строгович) сводят криминалистику к криминалистической технике.

Криминалистическая техника объединяет различные способы применения естественнонаучных и технических знаний в ходе расследования преступлений. Например, для криминалистического исследования документов, обнаружения невидимых человеческому глазу веществ на одежде исследуемый объект может подвергаться исследованию в инфракрасных или ультрафиолетовых лучах. Для получения данных о составе и структуре объекта, распределении элементов по его поверхности применяется спектральный люминисцентный анализ. Распространённым методом криминалистического изучения жидкостей и газов является хроматография[6].

Самостоятельной отраслью криминалистической техники является криминалистическая фотография — совокупность методов использования фотосъёмки для целей криминалистики. Методы криминалистической фотографии в самом общем виде могут быть классифицированы на запечатлевающие и исследующие. Первые преследуют цель фиксации видимых доказательств: например, фотография места преступления. Вторые методы включают фотографирование с использованием специальных техник, например, невидимых лучей или контрастной фотосъёмки[7]. Тем же целям служит криминалистическая видеозапись.

Трасология — отрасль криминалистики, занимающаяся исследованием следов, в том числе идентификацией человека, орудия или транспортного средства по оставленным следам. Её подотраслью является дактилоскопия — методика идентификации человека по отпечаткам пальцев.

Криминалистическое исследование документов подразделяется на почерковедение — изучение особенностей почерка — и автороведение — идентификацию автора анонимного текста посредством изучения письменной речи. Почерковедение может дополнять автороведение, если анализируется анонимный текст, написанный от руки.

Ещё одной отраслью является криминалистическое исследование оружия и боеприпасов (ранее оно рассматривалось как составная часть трасологии)[8]. Её подотраслью является судебная баллистика, изучающая огнестрельное оружие. Целями баллистики являются определение свойств исследуемого оружия, идентификации оружия и боеприпасов по следам выстрела и установление обстоятельств его применения (например, траектории выстрела).

Криминалистическое исследование внешности человека называется габитоскопией. Габитоскопия использует наработки анатомии и антропологии. Сферами применения габитоскопии являются составление словесного портрета, портретная идентификация (в том числе опознание трупа).
Криминалистические вопросы организации раскрытия и расследования преступлений

Относительно новый раздел криминалистики, в который вошли вопросы, не относящиеся непосредственно ни к одному из традиционных разделов, — такие как криминалистические версии и планирование расследования, взаимодействие следователя с сотрудниками ОВД и т. д.

Подразделом данного раздела является система методов накопления и обработки справочной криминалистической информации, которую называют криминалистической регистрацией. Существуют различные криминалистические учёты: находящихся в розыске преступников, неопознанных трупов, похищенного антиквариата, дактилоскопические картотеки, изъятые с мест происшествия пули и др.
Криминалистическая тактика
Полиция ведёт сбор улик на месте обнаружения трупа на автобусной остановке в пригороде Манчестера. Тент установлен над трупом.

Криминалистическая тактика — четвёртый раздел криминалистики, который представляет собой систему научных положений и разработанных на их основе рекомендаций, а также тактических приёмов и комбинаций, направленных на обеспечение оптимальных условий деятельности субъектов расследования и судебного рассмотрения уголовных дел в типичных ситуациях организации и производства процессуальных действий. К криминалистической тактике относят как приёмы проведения следственных действий, так и общие рекомендации по ведению расследования и судебного следствия[9].

Криминалистическая тактика имеет свою систему, в которой выделяют две части: общие положения криминалистической тактики и тактику отдельных процессуальных действий.

Общие положения криминалистической тактики включают определение предмета, задач, системы криминалистической тактики и её источников, связь с другими разделами криминалистики и иными науками, сущности и видов тактических приёмов, тактических комбинаций. Тактика отдельных процессуальных действий включает в себя систему тактических приёмов, направленных на обеспечение оптимальной деятельности субъектов расследования и судебного рассмотрения уголовных дел по получению доказательственной информации в типичных ситуациях организации и производства отдельных процессуальных (в первую очередь следственных и судебных) действий.

В настоящий момент криминалистами разработаны тактические основы производства таких процессуальных действий как осмотр места происшествия, следственный эксперимент, обыск, выемка, допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, контроль и запись переговоров, задержание подозреваемого, назначение судебной экспертизы.
Криминалистическая методика

Пятый раздел криминалистики изучает закономерности исследования события преступления применительно к конкретным видам преступлений. Этот раздел состоит из двух подразделов: общая часть и особенная часть, состоящая из методик расследовании конкретных видов преступлений (методика расследования убийств, методика расследования краж, методика расследования взяточничества и тд). Методикой расследования отдельных видов преступлений рассматриваются вопросы: криминалистической характеристики преступления, типологии следственных ситуаций, типологии версий, особенности проведения отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в ходе расследования преступлений той или иной категории, устранения условий способствовавших совершению преступления.

Основной критерий классификации частных криминалистических методик — по уголовно-правовой норме, выделяющей отдельные виды преступлений. По этому критерию выделяются методики расследования конкретных видов и групп (преступления против личности, преступления против собственности и др.) преступлений. Кроме этого могут выделяться методики расследования различных видов преступлений, объединённых по какому-либо общему или существенному признаку. Например, из-за особенности личности обвиняемых (подозреваемых) отдельно разрабатываются методики расследования преступлений, совершённых несовершеннолетними или организованными преступными сообществами.

0

2

История развития криминалистики в России
Период до Октябрьской революции (первая половина XIX века — 1917 год)

Дореволюционный период развития криминалистики в России был периодом, когда криминалистические знания не были систематизированы, в целом исследования в области криминалистики сводились к попыткам дать рекомендации для эффективного ведения судебного следствия. В частности были изданы «Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству» Я. Баршева (1841), «Правила и формы о производстве следствий составленные по Своду законов» Е. Колоколова (1850) и др. Серьёзное влияние на развитие дореволюционной криминалистики оказала книга австрийского учёного и практика Ганса Гросса «Руководства для судебных следователей» (третье издание — «Руководство для судебных следователей как система криминалистики»). Работа Гросса включает Общую и Особенную части. В Общей части рассматриваются вопросы о самом судебном следователе, его задачах, правилах поведения, о допросах, о производстве осмотра, о том, какие действия следует предпринять при подготовке к выезду на место происшествия. В Особенной части содержатся рекомендации о вспомогательных для судебного следователя средствах (сведущие лица, ежедневная печать), о необходимых познаниях (как преступники могут изменять наружность, симулировать болезни, об их тайных знаках, воровском жаргоне…), некоторые искусственные приёмы, которыми следователь может пользоваться при работе со следами, на месте происшествия, при чтении шифрованных писем. Отдельный раздел посвящён некоторым преступлениям в особенности (телесные повреждения, кража, мошенничество, поджог, несчастные случаи на железных дорогах, заводах и т. п.).

При написании своего труда Гросс часто обращался к примерам из реальной практики, вследствие чего «Руководство…» стало простым, понятным и легко читаемым. Эта работа оказалась настолько популярной среди криминалистов, что до сих пор переиздаётся с некоторыми дополнениями, обусловленными современным состоянием криминалистической науки. Самого Ганса Гросса иногда называют «творцом криминалистики».

Переводились на русский язык и труды других авторов, «Научная техника расследования преступлений» А. Рейса (1912) и «Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений» Вейнгарта (1912). В целом же криминалистика в Российской империи развивалась слабо, криминалистические знания носили фрагментарный характер, большинство из них было заимствовано из зарубежных исследований. Оригинальными можно назвать упомянутый труд Буринского и брошюру Б. Л. Бразоля «Очерки по следственной части. История. Практика» (1916).

https://ru.wikipedia.org/wiki/Криминалистика

0

3

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ:
первый этап возникновения и развития

Кустов А.М., заслуженный юрист РФ
История российской криминалистики

Из-за отсутствия системы методов и методик раскрытия и расследования преступлений, остались до определенного времени нераскрытыми ряд тяжких преступлений, иных загадок и исторических фактов.

И только современные научные методы позволили разгадать загадки древности. Так, в 1988 г. ученые университетских лабораторий Оксфорда (США), Цюриха (Швейцария) и Аризоны (США) после проведения экспертиз подтвердили сомнения ученых-историков в подлинности Туринской плащаницы, якобы (по преданию), в которую было завернуто тело Иисуса Христоса.

В те же 80-е годы в результате лабораторных исследований волос Наполеона методом нейтронно-активационного анализа было установлено, что содержание мышьяка и сурьмы в волосах превышало в 10 раз фоновую концентрацию этого элемента. Причиной смерти бывшего императора Франции было не отравление, как считали ученые-историки, а химический процесс преобразования мышьяка в парообразное ядовитое вещество. Мышьяк использовали при изготовлении красителей для обоев, которыми и была обклеена спальня Наполеона.

Исследование волос Л. Бетховена показало содержание в них свинца, которое оказалось в 100 раз больше, чем обычно бывает у людей.

Можно привести и другие яркие примеры использования криминалистических методов в разгадках криминальных загадок древности. Так, московские исследователи Б. Пуришев и Д. Демин, используя научные методы анализа вещественных доказательств, установили факт подделки дневника Христофора Колумба.

М.М. Герасимов в лаборатории пластической реконструкции по черепу, используя свой разработанный метод, восстановил лицо, а по сохранившемуся скелету – и фигуру Ивана Грозного, которые, по заключению специалистов, существенно отличаются от художественных образов царя, написанных современными портретистами.

В конце ХХ в. была разгадана загадка рукописей У. Шекспира. Ученые, используя компьютерный анализ литературных текстов, пришли к выводу о том, что литературные шедевры из-под пера автора выходили не с самого начала его писательской карьеры, а значительно позже. Поэтому нельзя не согласиться с высказываниями современника писателя Р. Грина, который обвинял его в плагиаторстве. «Скорее всего, - пишут эксперты, У. Шекспир учился трудному ремеслу драматурга, поначалу заимствуя и переделывая работы других, более опытных на тот момент собратьев по перу»  и т.д.

Данные разгадки криминальных событий были осуществлены, к сожалению, много позже ниже описываемого времени, и именно в результате появления и развития криминалистической науки.

Первый этап возникновения и  развития криминалистической науки.

История криминалистики, как и любой науки, пишет З.И. Кирсанов, - это, прежде всего, история формирования определенной отрасли практической деятельности и развития теоретических положений, взглядов ученых, оказавших существенное влияние на современное состояние науки. Для познания сущности теоретических основ криминалистики важно понять тенденции развития данной отрасли знаний, уметь объективно оценить достоинства и недостатки выдвигавшихся ранее идей, увидеть процесс рождения новых учений, их практическое значение и перспективные направления в развитии криминалистической мысли.

В истории развития криминалистики можно выделить четыре временных  этапа:

    1-й этап – предыстория возникновения российской криминалистики, определяется периодом с IХ-ХI вв. и до середины ХIХ в.;
    2-й этап - с 1864  по 1930 гг.;
    3-й этап - с 1930 по 2000 гг.;
    4-й этап - с 2001 г. по настоящее время.

Первый этап (предыстория) – это этап начала формирования и накопления криминалистической практики (эмпирического материала) в судебном следствии и разбирательстве правонарушений.

В судебном процессе и  при розыске преступников  криминалистическая практика складывалась в форме:

а) использования своего жизненного опыта и знаний сведущих лиц (исследование улик и трупов, дача консультаций и заключений по исследованиям доказательств) и применения в данных процессах достижений естественных и технических знаний;

б) разработки рекомендаций по производству судебных действий и их правового закрепления в нормах;

в) использования помощи общественности  и средств массовой информации.

Данный этап занимает большой отрезок времени и его начало уходит далеко вглубь веков. По времени, согласно анализу исторических и правовых литературных источников, он протекал:

- от первых попыток - это описание факта совершения тяжкого преступления и внешних признаков преступника, его совершившего, внедрение тактических приемов поиска, изобличение и отождествление виновных, а также определение тактики допросов и обысков для суда;

- до принятия нормативно – правовых актов, регламентирующих применение этих тактических приемов в уголовном  судопроизводстве (1832 – 1864 гг.).

В исторических документах древнего времени можно найти описания совершенных и раскрытых в те годы жестоких преступлений. Так, в Древнем Риме (I в. до н. э.) при царствовании Ю. Цезаря процветало взяточничество и другие преступления.  Так, например, молодой аристократ П. Клодий, проводя законы через собрание магистратов-консулов, за данные услуги брал деньги у заинтересованных в этих нормах иностранных династов.

Клодий, боясь своего скорого разоблачения, создал вооруженную банду, с помощью которой шантажировал своих противников, совершал заказные убийства и разбойные нападения на них, и тем самым наводил ужас не только на оппонентов, но и на мирное население города.

В исторических документах можно найти описание:

    покушения на жизнь Александра Македонского;
    политических заговоров Л. Катилины против Ю. Цезаря;
    убийства императора Византии собственным сыном Романом и др.

В литературных источниках публиковались результаты проводившегося социологического анализа, в них описывались такие закономерности объективной реальности, как связь между ростом городов и уровнем преступности, ростом безработицы и увеличением разновидности совершаемых преступлений (от «блуда» и до заказных убийств).

В истории Руси также были описаны факты убийств, например, князей их близкими родственниками, которые совершались ради наследства и будущей власти. Так,  в 979 г. князь Владимир убил своего брата великого князя Киевского Ярополка, и сам стал великим князем.

Приведенные нами некоторые исторические факты сами по себе интересны сегодня. В те годы гражданское общество и государство не требовало по этим фактам  судебного разбирательства и наказания виновного; в лучшем случае, применялась к виновному штрафная санкция в пользу короля или князя. 

В России только в ХV – ХVI вв. стали производить примитивное (и порой необъективное) расследование по уголовным делам. Так, по факту убийства царевича Дмитрия (15 мая 1591 г.)  была создана следственная комиссия во главе с князем В. Шуйским. Однако, если внимательно проанализировать опубликованное заключение по данному делу, можно увидеть явную фальсификацию в описании самого события преступления. Комиссия выяснила, что царевич якобы сам себя зарезал в припадке падучей болезни, когда играл  с ножом, что явно не соответствовало действительности.

Специальные группы представительных граждан, следственные комиссии и суды, исследовавшие совершенные преступления, приходили к выводу о необходимости организованной и планомерной борьбы с этим социальным явлением, а также разработки специальных методов, средств и рекомендаций по раскрытию сложных преступлений. Такие выводы можно найти в соответствующих отчетных документах этих комиссий.

В описываемые исторические годы (IV – Х вв. н. э.) одновременно с появлением государства и права, усовершенствованием различных аспектов преступности и органов, осуществляющих борьбу с этим явлением, сформировался в обществе первый социальный заказ. Возникла необходимость выработки таких специальных приемов и средств, которые позволили бы обнаружить,  отождествить и изобличить преступника, а также разработки нормативного, методического и технического обеспечения данной борьбы.

Описываемый этап - начало криминалистической практики, этап разработки и использования криминалистических приемов и средств в указанный период времени. Криминалистическая практика появилась в связи тем, что была потребность в методических и научных рекомендациях по обеспечению гражданского и, затем, уголовного судопроизводства. Эти рекомендации не вписывались в существующую систему публичного и частного права.

Анализ литературных источников позволил прийти к выводу о том, что он протекал одновременно в трех направлениях закладки основ системы российской криминалистики. Данный вывод подтверждается результатами изучения правовых и исторических документов. Это, прежде всего, следующие направления развития криминалистической практики:

1-е  направление. Анализ совершенных криминальных деяний и судебной практики,  разработка методических рекомендаций  по судебному следствию отдельных видов преступлений и производству судебных, а  затем следственных действий.

Вглубь веков уходит история борьбы с преступностью, судебных разбирательств по таким преступлениям, как грабежи, разбойные нападения, подделки финансовых и иных документов (в том числе и договоров), фальшивомонетничество и взяточничество.

В исторических документах имеются описания фактов совершения тяжких преступлений, преследования и задержания членов крупных банд, первых исследований поддельных купчих, картин известных в те годы художников, монет и иных денежных знаков. В нормативных актах того времени  можно найти описание приемов выявления лиц, которые могли подозреваться в совершении краж или разбойных нападений, а также приемов выявления фальшивомонетничества и методов расследования аналогичных преступлений.

Так, в Законе ХII Таблиц (V в до н.э.) описывалась тактика обыска лица, заподозренного в совершении кражи, а древнегерманский закон «Каролина» рекомендует, что «если разъезжающие или пешие кнехты (что обычно валяются и проедаются по кабакам) не смогут доказать, что честная служба, ремесло или оброк, которыми они располагают, позволяют им делать такие расходы, то они должны считаться подозрительными касательно всяких лихих дел, и в особенности разбоя. … Таких плутов должно не жалеючи хватать, допрашивать с пристрастием и сурово карать за их преступления».

В другом случае - «если сыщется или будет обнаружено у подозреваемого краденое имущество и если он обладал им полностью или частично, продавал, менял или дарил его, то это служит против него достаточной уликой преступления, если он не захочет указать, у кого он … приобрел это имущество, и если он не докажет, что приобрел вполне добросовестно».

Данный нормативный акт четко предписывал судье при «несомненных и явных злодеяниях» виновного, если он захочет такое явное преступление отрицать, преступника «подвергнуть особо суровому допросу под пыткой, дабы с наименьшими издержками достичь приговору».

Законы Древней Греции предписывали выявлять и строго карать чиновников, разоблаченных в получении взяток. Так, законодательство Афин предписывает, «чтобы люди, совершившие проступки, платили обычный штраф, а для получивших взятки установить два наказания:

- либо смерть, чтобы судьба взяточника, которого постигло такое наказание, послужила уроком для других;

- либо уплатить штраф в десятикратном размере по отношению к сумме взятки, чтобы не было никакой выгоды для тех, кто отважится на такое дело».

Помимо борьбы с преступностью в актах древности нормативно урегулированы и предложены методические рекомендации по выявлению подделок и фальсификаций различных торговых и гражданско-правовых договоров и иных финансовых документов.

В случае выявления факта подделки монет по законам Эклога (Византия, VIII в.) подделывающие их подлежат отсечению руки, а по законам Ману (Древний Восток, II в до н.э.) - смертной казни путем разрезания бритвами. Данному наказанию подлежал золотых дел мастер, виновный в фальсификации золота посредством введения в него посторонних примесей.

По другим нормативным актам выявленные судьей фальшивомонетчики должны были быть заживо сварены в масле или воде. Они должны были быть расплавлены так же, как они расплавляли металл, из которого чеканили фальшивые монеты.

Указом царя Алексея Михайловича 1637 г. была закреплена юридическая ответственность за совершение определенных преступлений, в том числе и за фальшивомонетничество (т.е. «денежное» воровство). Фальшивомонетничество по русскому праву определялось, как самостоятельное преступление. Оно рассматривалось как подлог и обман, как нарушение прибыльной регалии государства.

Тайная чеканка частными лицами монет уже в те годы была высоко прибыльным ремеслом, в котором участвовали даже представители правящих слоев (например, тесть царя, известный многим читателям И.Д. Милославский или помощник Петра I А.Д. Меньшиков и др.).

В литературных источниках древнейшего времени и средних веков можно обнаружить:

а) рекомендации по производству того или иного судебного действия. Так, древнекитайское уложение по расследованию преступлений (III в. до н.э.) предлагает судье метод изобличения правонарушителя, т.е. во время допроса судья должен внимательно выслушать показания и записать их, а затем на кончик языка положить щепотку риса – у кого он оставался сухим, тот и преступник. Если судье «становится ясным, что допрашиваемый лжет, не следует сразу же уличать его. Только после того, как показания полностью записаны и в них обнаруживаются противоречия, следует его уличить во лжи». В другой  норме предлагается судье по делам об убийстве или самоубийстве тщательно осмотреть место преступления, осмотреть концы веревки, обратить внимание, на каком расстоянии от конца веревки и от пола находятся голова и ноги, осмотреть тело и в каком положении язык и т.д.;

б) рекомендации по применению, например, при допросе преступника в ходе судебного разбирательства тех или иных технических и тактических приемов и правил. Так, древние китайцы, учитывая психофизические свойства человека, как уже говорилось, использовали зерна риса при выявлении лжи в показаниях допрашиваемого. Рис, находящийся во рту допрашиваемого лица, оставался бы сухим, если он лгал и т.д.

В ст. 15- б  (VIII таблица) Законов ХII таблиц описывается порядок производства допроса и обыска, а уже в Главе VIII Законов Ману указывается на недопустимость допроса в качестве свидетелей лиц, заинтересованных в иске - родственников, соучастников, пораженных болезнями и др.

В законах вавилонского царя Хаммурапи (в некоторых источниках – Хаммураби) – это ХХ век до н.э., содержатся указания на использование документов в качестве объектов для исследования специалистами и судебного разбирательства.

В ХII таблицах – источнике древнеримского права (IV – V вв. до н. э.) имеются указания, относящиеся к применению правил и тактике производства обысков,  приемам выявления поддельных вещей и документов, а также использованию  данных результатов и самих вещественных доказательств в ходе допроса виновного и т.д.

Тактика допроса и осмотра места преступления описана китайскими,  вавилонскими и японскими писателями-историками  V-VIII вв. Так, в китайском сборнике законов «Сиюань-Лу» (1248 г.) описаны отдельные технические вопросы следствия и судебного разбирательства, например: тактика осмотра трупов и места преступления, тактика допроса подозреваемого в совершении преступления, а в Циньском руководстве по расследованию уголовных преступлений (III в. до н.э.) даны рекомендации по производству допроса лиц, дающих ложные показания, и осмотра места, где произошло убийство или самоубийство и т.д.

В отдельных нормативно-правовых актах древности можно найти описания способов совершения и сокрытия преступления, на которые законодатель предлагал судьям в процессе судебного разбирательства обращать особое внимание. Так:

а) по поводу способа преступления ст. 5  Главы ХI Салической правды отмечает, что если вор произведет взлом запора или подберет ключ и таким образом проникнет в дом, что-нибудь оттуда украдет, то он присуждается к уплате 18 тыс. деньги»…

б) по поводу способа сокрытия преступления – «если кто лишит жизни свободного франка или варвара и его труп бросит в колодец или в воду, или покроет его ветвями или чем другим, то присуждается к уплате 24 000 деньги».

Криминалистическая практика существенно пополнилась в ходе реализации Сборника княжеских законов  «Русская Правда» (IХ – ХI вв.). Он предусматривал особую процедуру подготовки к судебному разбирательству в форме розыскного процесса. Так, ст. 77 законов предусматривала: «Если вора не будет, то искать по следу; если не будет следа к селу или к торговому стану, а они не отведут следа от себя и не поедут по следу или воспротивятся, то они платят  и убытки, причиненные воровством, и штраф; если же след затеряется на большой дороге, и села не будет, или на пустыре, где не будет ни села, ни людей, не следует платить ни убытки за воровство, ни штраф».

В сборнике описывались некоторые направления поиска преступника по «горячим следам», т.е. сразу после совершения преступления – это «заклич», «свод» и «гонение следа».

«Свод» состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика путем опроса, очной ставки, повального обыска (подворного опроса), «клича» или «закличи». Так, на торговой площади потерпевший объявлял о совершенном в отношении его преступлении и призывал граждан на помощь «кликом». Данная процедура по закону и называлась «закличье». Одновременно «заклич» был призывом к началу производства следствия по «горячим» следам.

«Гонение следа» описано в «Русской правде» как отыскание не пойманного преступника по оставленным им следам на месте совершения преступления. Фактически, это было не что иное, как розыск виновного по «горячим» следам, т.е. куда приводили следы, там, по мнению законодателя, и находился преступник.

По мнению С.Д. Гальперина, древние руссы весьма умело пользовались следами. Было известно их поразительное искусство по едва заметным непосвященному оку следам восстанавливать факты до мельчайших подробностей как в действиях преступника, так и в пространстве, и во времени. По степени накопления измятой травы, по степени увядания сорванной ветки, по степени охлаждения затушенного костра определялось, сколько времени прошло с того момента, когда преступник оставил данное место. По глубине, ширине, ясности и общему свойству следа на земле устанавливалось, как стар преступник, как высок, тяжело или легко он вооружен, на чем передвигался и т.д. Человек, производящий поиск преступника, точно определял, указывал на место, где преступник мог находиться.

В первом случаях, когда след приводил к отдельной «соседской общине», тогда общине надлежало отыскать и выдать властям убийцу или вора. В другом - если через 3 дня после «закличи» собственник вещи находил ее у кого-либо, то это лицо считалось вором. Преступник должен был не только вернуть вещь, но и уплатить уголовный штраф. В третьем – если след терялся на большой дороге или в пустой степи, розыски прекращались.

Свод и гонение следа являлись способом коллективной самопомощи соседских общин. Они позволяли активно привлекать к отысканию преступников и похищенного имущества (скота)  большие массы людей, осуществлять поиск и изобличать виновных в основном своими силами, не дожидаясь возможного участия представителей княжеской власти.

Сыск членов банд и разбойников в Киевской Руси организовывался и осуществлялся княжескими наместниками с помощью отдельных воинских формирований. Конечно, в те годы сыск носил ярко выраженный религиозный характер, т.е. помимо преступников дружинники преследовали и язычников.

Практики и ученые-правоведы, изучая последствия совершенных преступлений, стали обращать внимание на определенные закономерности, проявляющиеся в процессе их совершения, т.е. на повторяемость способов совершения преступлений, специализацию преступников по совершению отдельных видов преступлений, а также на относительную устойчивость и индивидуальность следов преступлений и преступников. Информация о способах действий и признаках лиц, участвующих в криминальном событии, закономерно отражалась в их памяти и на объектах контакта.

Учет этих закономерностей при разработке и использовании тактических приемов и средств позволял практикам успешно разыскивать преступников и похищенное имущество.

Приверженность преступника к определенному способу совершения криминальных действий, выработка своего криминального «почерка» использовалась для его поиска правоохранительными органами еще в старину. Так, в ХV в. в Германии были изданы для полиции сборники «Baseler Ratcmandat» и «Liber vagatorum», в которых были описаны приемы мошенничества и совершения карманных и квартирных краж.

В начале ХVIII в. Г.П. Хен подготовил и издал книгу «Лексикон мошенничества» с описанием многих видов криминального обмана. В данной работе автор предостерегает читателя об используемых преступниками различных уловок. В Англии в это же время начинает издаваться журнал «Ньюгетский календарь», в котором описываются биографические данные преступников и способы совершенных ими преступлений.

В середине ХIХ в. Э.Ф. Видок, изучая поведение мошенников, совершивших преступления в экономической сфере, в своих «Записках» описывал технологию произошедшего преступного события, особо выделяя способы совершения отдельных преступных действий и т.д.

В конце ХIХ в. стала зарождаться система научных знаний о раскрытии и расследовании преступлений, обобщенная одним из первых ученых-практиков – австрийским комиссаром полиции Г. Гроссом в книге «Руководство для судебных следователей как система криминалистики».

0

4

2-е направление. Уголовная регистрация, поиск и отождествление преступников по описанным признакам внешности, а также исследование и регистрация следов человека и использование их в розыске виновного, т. е. регистрация внешних признаков преступника, обеспечивающая возможности розыска и изобличение виновных в совершении преступлений и их дальнейшей идентификации.

В ХIV в до н.э. в Сирии имелся список по уголовной регистрации взяткополучателей, его нашли во время археологических раскопок. Список имел перечень лиц, занимавших высокий пост, должность и получавших взятки.

В древности на монетах, печатях и других объектах по прошествии определенного времени вместо эмблем и символов  царствующей особы стали отражать их признаки внешности и лица (например, профиль или анфас). При раскопках древней столицы Крита – Кносса были найдены медные монеты и печати, вырезанные из слоновой кости. На них были изображены профили головы критских царей. Данными монетами позволяли производить расчет между местными жителями и купцами при завершении сделок купли-продажи, а печатями скреплялись государственные акты, торговые соглашения, грамоты и другие документы.

Внешние признаки лица, изображенного на вышеназванных объектах, помимо заверения и расчета по сделке, позволяли гражданам узнавать и отождествлять господствующих особ. Данный прием был реализован в уголовной регистрации преступников и в их розыске.

В Древнем Египте была разработана и использовалась розыскная таблица с перечислением внешних признаков человека. Она была разработана с учетом закономерностей строения тела человека и применялась при розыске и отождествлении сбежавших от хозяина рабов (I в. до н.э. – I в. н.э.)

Криминалистические приемы регистрации преступников в этот период времени разрабатывались и использовались в двух примитивных формах:

    в виде описания, изображения характерных внешних признаков тела и лица преступника (в профиль и анфас), что позволяло сыщикам (инспекторам) запоминать данные признаки в своей памяти и использовать на практике. Они также запоминали внешние признаки преступников при систематических посещениях тюрем. Затем правоохранительные органы перешли на создание архивов, в которых собирались и систематизировались сведения о внешности преступников и способах совершения ими преступлений;
    в виде членовредительных наказаний и клеймения.

Эти приемы осуществляли функции с одной стороны, описания, регистрации и отождествления преступников, а с другой - наказания за совершенное тяжкое правонарушение.

С V в. регистрация лиц, совершивших преступление, осуществлялась в виде:

- выбивания передних зубов в Древнем Египте;

- выжигания раскаленным железом буквенного клейма в Древней Греции и Риме;

- отрезания ушей за кражу, носа - за разбой, пальцев - за нарушение клятвы или присяги, надрезание ушей за мошенничество, клеймение буквой «V – вор» в Западной Европе. Причем клеймение указывало не только на вид совершенного преступления, но и на место его совершения и т.д.

Так, в частности, в древнеиндийском законе «Дхарманшастра Яджнавалкьи» в ст.270 говорится, что за совершение кражи виновный должен быть строго наказан, а также «изгнан из страны, наложив на него клеймо».

В древнеиндийских законах «Артхашастра» указывалось на то, что если человек «совершил воровство, то клеймо делается в виде собаки, если он убийца – в виде безголового тела, если совершает прелюбодеяние с женой учителя – в виде женского полового органа и если он пьянствует – в виде кабачной вывески».

На Руси (IХ - ХI вв.)  было обычаем наказывать преступников путем отсечения различных их членов. Калечение - это отрезание пальцев рук у карманного вора, руки у хулигана, языка у клеветника, а клеймение – это выжигание на теле человека определенных знаков, смысл которых был заранее обусловлен. Последствия наказаний виновного давали информацию представителю власти и гражданам о том, что данное лицо ранее совершило преступление, какое именно преступление им совершено и сколько раз, а также, что оно может подозреваться в совершении другого аналогичного преступления.

В литературных источниках того времени были описаны случаи, когда новгородский и владимирский епископы предлагали отрезать холопу руку или нос за ложный донос. Закон не описывал данное наказание, т.к. хозяин по личному усмотрению и в порядке обычая принимал такое решение.

Вероятность на практике опознания преступника по увечью была очень низкой, т.к. бытовой травматизм, междоусобные войны и пьяные драки между соседними населенными пунктами (деревнями, поселками, хуторами и т.д.) приводили многих мужчин к физическим травмам, которые, как понимается, никакого отношения к наказаниям за совершенное преступление не имели.

Первое нормативное регулирование использования описанных методик относится к ХIII – ХV вв. - это прежде всего договор между Новгородом и немецким городом Готланд (1270 г.), Двинская уставная грамота (1328 г.), Соборное уложение 1497 г. и др.

Параллельно с государственными органами и преступный мир реализовывал отдельные приемы «регистрации» собратьев по криминальной профессии, например, в виде татуировок.

Первые сведения о татуированных лицах относятся к началу ХVII в., когда на ярмарках появлялись такие диковинные люди и за деньги показывали свое расписанное тело. В те же годы татуировка получила свое распространение среди моряков, а затем и среди представителей криминального мира.

Среди профессиональных преступников татуировки означали символ сильного и выносливого человека, живущего по законам уголовного мира или претендовавшего на лидерство в нем. В последующие годы татуировка для преступников стала определенным тайным языком, т.е. способом общения с подобными себе лицами, как на свободе, так и в местах отбывания наказания. Этим фактом воспользовались правоохранительные органы для регистрации по татуировкам задержанных преступников и их дальнейшей идентификации.

В полицейских и судебных актах древнего Египта (периода власти Птоломеев и римлян) встречаются подробные схемы описания признаков и примет преступников для их последующей регистрации. Можно сказать, что данная схема (описание) является прообразом криминалистического словесного портрета.

О правомерности использования закономерностей образования следов человека или животного, их изучения, заполнения,  исследования при розыске и изобличении виновного говорят вышеперечисленные нормативные акты древности. Так, Салическая правда указывает на необходимость «если кто-нибудь потерял вследствие кражи быка или коня (или какого-нибудь животного) идти по следам и найти - кто ведет украденное животное. Идущий по следам должен через третьих лиц доказать, что это животное его собственность».

На Руси по Белозерской губной грамоте (Ст. 3) преследование преступников по следам и их поимка возлагались на общину, а в особых случаях определялось выделение для этой цели должностного лица, которое могло считывать, т.е. расшифровывать след. Ему за данную работу определялось соответствующее вознаграждение.

В исторических документах можно найти первые описания закономерностей образования почерка, имевших значение для последующей судебной экспертизы подозрительных рукописей и фальсифицированных документов и договоров.

В этих же правовых актах определялся порядок розыска и изобличения преступника по его следам, а также ход дальнейшего расследования совершенных им преступлений. Например, в некоторых нормах предлагалось «царю, уподобившись действиям охотника, разыскать виновного по его следам и определить, на какой стороне право». В частности, ст. 44 гл. VIII законов Ману говорится, что «как охотник ищет след раненого животного по каплям крови, так царю надо обнаружить след дхармы (преступления) посредством расследования».

В Азии (Индии), Австралии и Северной Америке в те годы культивировалось искусство, которое передавалось из рода в род, - это распознавание следов ног людей и животных. Появление государства и права позволили судам переложить поиск преступников по ими оставленным следам на представителей специальных органов.

Современные авторы работ по криминалистике описывают в своих трудах исторические факты использования в розыске преступников сведущих лиц – так называемых следопытов. Суды, как описывается в первоисточниках, использовали помощь мужчин индийских племен «кхои» и «пагги», а также американских индейцев, которые на профессиональном уровне осуществляли поиск преступников по оставленным ими следам.  Судьи привлекали австралийских аборигенов племен «трэкеров» и «нешрахов», занимавшихся поиском украденного или заблудившегося скота, которые также успешно производили розыск преступников по следам, оставленным и обнаруженным на месте совершенного преступления.

Следопыты использовали закономерности отражения признаков и свойств объекта на других объектах взаимодействия, контакта. В виде оттиска на поверхности земли, на траве или иного мягкого объекта отпечатывался образ ноги или иной части тела человека, лапы животного, части переносимой вещи и др. Это были очередные примеры формирования криминалистической практики и знаний по исследованию и учету отпечатков отдельных частей тела человека или животного.

Следопыт по результатам изучения следов ног и других частей тела в виде отпечатков, оставленных вещей и предметов мог «прочитать» оставленную объектом информацию, определить параметры человека, направление ухода преступника с места преступления и пути дальнейшего его поиска. Он мог длительное время преследовать подозреваемого и, в конце концов, задержать его. У этих народностей, как подтверждают исторические документы, данное искусство, как правило, передавалось от поколения к поколению, от отца к сыну.

Были аналогичные следопыты и в нашей стране. Так, в юридической литературе часто описывается факт, как писатель В.К. Арсеньев изложил в своей книге интересные рассуждения своего проводника по тайге эвенка Попова по факту обнаружения и осмотра следов человека, обнаруженных им на снегу. Эвенк, внимательно смотря на следы, рассказывал, что «прошли два человека, один  молодой и высокий, а другой - старый и низенький. Оба русские, в сапогах. У маленького за плечами винтовка, причем он сначала ее нес за левым, а потом переложил за правое плечо. Когда они остановились на отдых, старичок сел на снег, а молодой закурил. У него был потертый коробок, и он извлек много спичек, прежде чем зажег огонь. Выкурив цигарку, молодой помог старому подняться, и они пошли дальше – наверно, в зимовье, которое тут должно быть неподалеку. Поутру молодой наелся соленой рыбы, и всю дорогу его мучила жажда - он хватал рукой снег».

Помимо следов ног и обуви в древние времена были известны и находили практическое применение в процессе отождествления следы рук и зубов. Так, на скалах около озера Кежимкуйка в Канаде найдено высеченное изображение ладони руки с линиями, воспроизводящими папиллярные узоры; в Китае  на манускрипте (782 г.), содержащем долговое обязательство некого солдата, взявшего у монаха храма взаймы деньги, имеются отпечатки пальцев в качестве подписи; в Индии царь Таксхацила вместо государственной печати оставлял на документах оттиск своих зубов  и т.д.

Во Франции в 1692 г. в Лионе поверенный короля Ж.Э. Вернея, используя прутик из виноградной лозы (которые использовали для поиска источников воды под землей), следуя от места преступления (убийство всей семьи виноторговца), нашел место, где были спрятаны некоторые вещи, принадлежащие преступнику, включая орудие убийства, а затем было обнаружено и место, где прятались виновные. Ж.Э. Вернея неоднократно повторял этот прием, который практически всегда приводил его к преступникам и последующему их аресту.

В этот период времени было широко распространено у граждан убеждение, что насильственные действия как бы оставляют невидимые следы на окружающей среде, и что вещи хранят на себе особые отпечатки своих владельцев или людей, которые имели с ними материальный контакт. Чтение таких следов сегодня известно, как психометрия. 

В европейских государствах в период  с ХVI по ХIХ вв. у сыщиков и инспекторов была распространена практика использования при изобличении преступников знания преступного мира и его членов, их привычек и способов совершения преступлений, умение вживаться в образ наблюдаемого и «чутье» на преступника, а также использование архивов, в которых были собраны внешние признаки известных преступников и способы совершения ими преступлений.

Россиянин Ванька Каин (Иван Осипов - ХVIII в.) и француз Эжен Видок (ХIХ в.) в своей  сыскной практике использовали особый метод  розыска и отождествления лица по способу совершения преступления (известный им по прошлой уголовной жизни, т.е. по личному криминальному «почерку» и оставляемым меткам).

Во Франции на каждого изобличенного преступника была заведена карточка, в которую заносились следующие сведения: фамилия преступника, вид совершенного преступления, его ранняя судимость, описание внешности и особые приметы.

В конце ХIХ в. А. Бертильон разработал и внедрил в практику расследования преступлений первый научный метод регистрации и идентификации личности преступника – антропометрический метод.

Трудно также переоценить значение отпечатков пальцев руки, засвидетельствовавших в древности документы и предотвративших их подделку, ставшие сегодня основой дактилоскопического учета преступников.

На основе главных свойств - устойчивости, индивидуальности и восстанавливаемости признаков папиллярных узоров пальцев рук человека,  в конце Х1Х в. был разработан более прогрессивный и рациональный метод дактилоскопической идентификации, позволяющий не только установить судимость лица, но его зарегистрировать, и отождествить неизвестного преступника по отпечаткам пальцев его руки, обнаруженным на месте происшествия (В. Гершель, Г. Фольдс, Ф. Гальтон, Э. Генри и др.).

3-е направление. Судебное исследование носителей информации (вещественных доказательств) о совершенном преступлении и его участниках (т.е. последствий криминального события, отображений участников происшествия в окружающей среде, иных улик и орудий преступления), а также использование специальных познаний в розыске преступников, т.е.  формирование системы тактических приемов, методик и технических средств обнаружения, фиксации, изъятия и исследования вещественных доказательств и иных материальных  последствий для их дальнейшего использования в раскрытии и расследовании совершенных преступлений.

В ХV и ХVI вв. писари и дьяки в городах Московского государства в ходе судебных разбирательств по наследственным спорам или рассмотрении спорных договоров купли-продажи при осмотре поданных в суд документов, должны были выявлять подложные документы путем сличения подписей в рукописных текстах. О таких фактах сохранились упоминания в летописях, торговых и иных архивных документах.

ХVI - ХVII вв. – в Судебнике 1550 г. и Соборном Уложении 1649 г. предусматривается ответственность за подлог документов, в них описываются способы подделки печатей, царских грамот и приказных писем. Василий Шуйский в своем указе подтвердил необходимость в судебном разбирательстве сличения почерков дьяками и подьячими.

С упрочением государства укреплялось право, совершенствовалась организация уголовного судопроизводства, в том числе организация розыска и изобличения преступников, а также совершенствовались специальные приемы и методы борьбы с преступностью.

ХIV-ХVII вв.  – в уголовное судопроизводство, в связи с необходимостью использования специфических знаний, вовлекаются лица, сведущие в распознавании ядов и сличении почерков, обладающие медицинскими и другими специальными познаниями. Происходит зарождение практики врачебного освидетельствования, привлечения врачей и сельских фельдшеров к осмотру трупов, проведению судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз.

Судебные органы также прибегали к помощи специалистов и лиц, имеющих познания и навыки в расшифровке  графических знаков, рукописей и рисунков для консультаций и производства экспертиз данных документов.

Так, например, в ХVIII в. прилавки французских книжных, букинистических и антикварных магазинов были буквально «завалены» всевозможными подделками рукописей, картин, марок, антиквариата и других предметов старины. В продаже были имитации серьезных и популярных журналов  с заказными (разоблачающими коррумпированных представителей власти) статьями, фальшивые письма крупных ученых и писателей (Галилея, Вольтера, Паскаля, Ньютона и др.) и т.д.. Использование знаний сведущих лиц позволило выявить данные подделки и изъять их из коллекций.

В нашей стране правовой институт использования знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве берет свое начало с ХVI в. В те годы по царским указам и иным нормативным актам:

а) лекарями и аптекарями проводились освидетельствование телесных повреждений и фактов отравления лекарствами;

б) врачами производился наружный осмотр трупов;

в) дьяками и подьячими, а затем учителями правописания - осмотр поддельных документов и крепостных актов.

С середины ХVIII в. было положено начало законодательной регламентации назначения и производства отдельных судебных экспертиз.

Однако, как пишут наши современники, «привлекаемые лекари, писари, учителя правописания, аптекари и другие сведущие лица мало могли помочь в установлении истины, а если и помогали, то только по отдельным уголовным делам».

Более того, раскрытие преступлений в те годы было под силу немногим служителям правосудия, даже несмотря на то, что они к этому времени уже овладели этим трудным ремеслом. Данная ситуация для общества и государства была пока терпима, т.к. преступлений совершалось, как показал анализ уголовной статистики того времени, относительно небольшое количество.

В ходе дальнейшего становления и развития данной отрасли познания вышеописанные направления легли в основу четырехэлементной системы криминалистической науки.

В ХVII в. были осуществлены попытки правового урегулирования розыска преступников и расследования совершенных тяжких преступлений. Так, в Соборном Уложении 1649 г. сыск преступников получил свое нормативное закрепление. В главе Закона «О государевой чести и как ее оберегать» речь шла об осуществлении обязательного сыска тех лиц, которые посягали на честь и достоинство государя.

В 1746 г. для борьбы с имущественными преступлениями было создано специализированное розыскное учреждение «Особая экспедиция по делам о ворах и разбойниках». Главным назначением этой экспедиции являлась специализация ее деятельности по раскрытию определенных видов преступлений и розыску преступников-профессионалов.

В допетровские времена раскрытие преступлений и розыск преступников входил в обязанности губернских старост, целовальников, воевод и других представителей местной власти. Существовала особая категория сыщиков, состоящая из дворян и детей боярских. Главная их функция была – сыск беглых крестьян, сыск по делам об убийствах, разбоях и других тяжких преступлениях. Центральными органами сыска являлись Разбойный и Сыскной приказы, Раскольничья комиссия и Сенатская контора (при Петре I), а для производства дознания и следствия создавались особые следственные комиссии.

Так, например в 1666 г., в связи с распространившимися разбойными нападениями и убийствами посадских людей и крестьян в гг. Казань, Нижний Новгород, Алтырь, Курмыш и др., были посланы сыщики из дворян. Они обязаны были брать у воевод стрельцов, пушкарей с пушками, организовывать вооружение уездных жителей для поимки преступников и беглых крестьян. В результате слаженной и планомерной операции преступники были задержаны и преданы суду.

Заместитель Белгородского воеводы П. Измайлов, реализуя собственный житейский опыт, тактические приемы допроса подозреваемых и приемы обыска их места жительства, раскрыл более 200 краж, грабежей, вымогательств и других фактов криминального физического насилия, а также вернул многочисленные ценности жертвам таких преступлений и т.д.

К началу ХIХ в.  в гг. С.-Петербург, Москва, Киев и других окончательно сформировалась профессиональная преступность. Она принесла с собой атрибуты преступного мира – жаргон, уголовные обычаи, татуировки и др.

В петровское время и далее в разных государствах и, в том числе, в России, сохранив институт сыщиков (тайных агентов), были организованы уголовный сыск и криминальная полиция для поиска и задержания преступников, на них возлагалось раскрытие преступлений. Их, в основном, возглавляли лица, использовавшие в работе свой преступный или любительский опыт. Они, как правило, хорошо знали преступный мир, информационно-поисковую работу проводили только на основе использования источников негласной информации (из числа преступников), а также часто посещали притоны, ночлежки и другие места скопления мелких преступников.

На этой основе сформировались первые профессионалы-криминалисты:

    в России - это бывший уголовник В. Каин (Иван Осипов), сыщик Яковлев, приставы Хотинский и Поляков, служащие Шидловский и Путилин;
    во Франции – также бывший уголовник Э. Видок;
    в Англии – сыщик Г. Филдинг и бывший преступник и скупщик краденного Д. Уайлд;
    в США – профессионал-любитель Р. А. Пинкертон и др.

В государствах к описываемому времени еще не были организованы курсы по специальной подготовке сотрудников сыска и криминальной полиции. В своей работе они основывались только на житейском опыте, собственных знаниях преступного мира, примитивных методах регистрации преступников и, соответственно, использовали их для борьбы с преступностью. Они создавали досье на преступников, архивы с описанием приемов клеймения преступников, картотеки описания разыскиваемых преступников и способов совершения ими преступлений.

В ХVIII-ХIХ вв. в России юристы-практики начали готовить и публиковать первые работы методического характера, посвященные совершенствованию тактики отдельных судебных и следственных действий. Одной из первых известных в России работ, содержащей описание рекомендаций по производству допросов, обысков и других действий, является сочинение современника Петра I И.Т. Посошкова «Книга о скудости и богатстве» (1724 г.). В ней автор помимо того, что описал современные рекомендации по производству судебных действий, еще указал на узаконенную жестокость при их проведении участниками судебного разбирательства.

И.Т. Посошков в работе уделил особое внимание описанию состояния правосудия, которое имело место в петровское время. Так, в частности, он описывает используемые приемы ведения следствия: испытание на дыбе, огнем и железом, лишением пищи и воды, но, к сожалению, в работе отсутствует изложение методики и порядка расследования отдельных видов преступлений.

Другой автор П. Раткевич  в работе «Зерцало правосудия …» (1805 г.) уже пытается описать правила и тактические приемы расследования преступлений, а также указывает на возможные направления отыскания истины по уголовному делу. Автор предлагает новый метод расследования преступлений, который заключался в  поиске истины по делу, начиная с описанных им типичных исходных судебных ситуаций, сложившихся на начальном этапе судебного разбирательства (по определенной программе).

До начала ХIХ в. в своей работе судьи могли руководствоваться только предписаниями закона, ведомственными указаниями и рекомендациями, собственной сообразительностью и житейским опытом, как собственном, так и других более опытных коллег.

В городах и других крупных населенных пунктах размещались гарнизонные роты и уездные штатные команды. Они, используя свой жизненный опыт, наработки опытных «служивых»  и предписания руководителей, выполняли задачи по охране учреждений и задержанных, поиску и задержанию преступных группировок воров, разбойников и бандитов. Данные военные формирования были неэффективны в борьбе с преступностью. М.И. Кутузов, член комиссии по реорганизации полицейской службы, писал, что « постовых на улицах города, так называемых будочников, днем с огнем не сыщешь, розыск преступников не был достаточно организован…».

В начале 1811 г. Александр I своим Указом на базе данных рот и команд создал специальные воинские формирования  внутренней стражи с особыми полномочиями. Вновь преобразованные жандармские подразделения использовались в интересах борьбы с государственными преступлениями, в компетенцию верховых жандармов входили поиск, поимка, охрана и конвоирование особо опасных государственных преступников.

В 1826 г., после восстания декабристов,  Николай I подписывает Указ о создании Третьего отдела Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. В ведении отдела была информация о числе существующих в государстве различных сект и расколов, о количестве уголовных преступлений, статистические сведения обо всех происшествиях в государстве, об открытиях по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям, документам и др. В 1836 г. отдельный корпус внутренней стражи и всех жандармов передали в полное подчинение Третьему отделу. К их функциям добавилась забота о защите населения от «зарвавшихся администраторов, бюрократов-мздоимцев и несовершенной юридической системы».

Сотрудники вновь образованного Департамента полиции (с 1880 г.) начали свою деятельность, опираясь на опыт и знания, накопленные московскими дьяками и петербургскими чиновниками «Третьего отдела Собственной  царской канцелярии».

Первые судебные следователи (введены царским указом «Учреждение судебных следователей» от 8 июля 1860 г.) также были «вооружены» только здравым смыслом, житейским опытом и профессиональной наблюдательностью. Последнее делало раскрытие и расследование преступлений для следователей своеобразным искусством или делом удачи или случайности.

Так, на месте происшествия, чтобы определить, как текла кровь убитого и где вероятное место ее скопления на полу (которое ранее было тщательно зачищено), брали кувшин воды и медленно выливали. Место скопления воды определяли как место возможного скопления крови и там производили поиск остатков жидкости.

Другим примером применения полицейскими бытовых знаний является исследование вопроса интенсивности вытекания крови из тела при остановке работы сердца или без такового. В данном случае в качестве объекта экспериментального исследования использовали живую свинью. В результате данного исследования они приходили к выводу, что ввиду остановки сердца  кровь вытекала из мертвого тела слабее, чем из живого, а судя по количеству крови – что жертва могла получить или не получала перед смертью ножевое ранение.

Следователи, определяя круг подозреваемых в убийстве лиц, изучали орудие и способ расчленения трупа, т.е. если преступник пользовался пилой, то он не был профессионалом. А вот если при сокрытии трупа преступник использовал нож и аккуратно разделил части тела, то он обладал медицинскими знаниями или профессиональными навыками мясника и т.д.

Для исследования многих источников доказательств нужны были научные и совершенные методы и методики исследований следов и иных вещественных доказательств.

Разрешению проблем практики послужили труды ученых-правовистов. В литературных источниках тех лет можно найти описание попыток применения первых научных методов в производстве судебно-медицинских экспертиз, почерковедческих, химических и физических исследованиях документов, биологических и других исследованиях вещественных доказательств и трупов.

С 1860 г. для следователей издаются «Наказ судебным следователям» и «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок». В этих документах даются рекомендации по проведению расследования отдельных преступлений и проступков. Более того, в этих документах на законодательном уровне закрепляется  разграничение между предварительным следствием и дознанием.

До определенного времени, пока преступлений было совершено немного и особой сложностью они не отличались, все перечисленные выше рекомендации как-то содействовали и способствовали разрешению некоторых технических, тактических и правовых вопросов судебного следствия.

http://www.samoupravlenie.ru/28-08s.php

0

5

Второй этап возникновения и развития российской криминалистики сформировался по следующим основаниям:

1-е основание. Новая эпоха - эпоха капиталистических отношений в обществе - повлекла за собой количественное и качественное изменения преступности:

    активно стали развиваться профессиональная и организованная преступность;
    преступниками стали осваиваться и реализовываться в их криминальном бизнесе новейшие достижения науки и техники (современные средства связи, путей сообщения и др.);
    преступления стали совершаться более ухищренными способами, с использованием современных технологий, автомобилей, огнестрельного оружия и пр.

Применяемые полицией и следователями старые методы раскрытия и расследования преступлений были уже явно недостаточными. Против вала появления новых преступников и значительного увеличения числа совершаемых ими преступлений были бессильны многие тогда считавшиеся современными методы:

    метод В. Каина, Э. Видока и А. Канлера, который заключался в поиске и отождествлении преступников, полагаясь на зрительную память полицейского или сыщика;
    метод Т. Веджвуда и  А. Бертильона, который заключался в фотографировании лиц (в разных положениях) преступников и создания архива фотографий для дальнейшего его использования при их поиске и отождествлении (архивы к описываемому времени насчитывали  сотни тысяч фотографий преступников);
    метод описания лица, который использовался в те годы без классификации типов лица и отдельных его элементов – носа, ушей, рта и т.д., что было тем более трудным, если преступник не имел особых примет.

В литературе того времени указывалось на существенный рост числа совершенных преступлений. В ней описывались факты подделки документов  типографским способом, подделки документов под ценные старинные рукописи и почтовые марки, а также получившие большое распространение подделки бумажных денег. Так, в России получили большое распространение фальшивые бумажные деньги, изготовленные во Франции.

В литературных источниках описаны случаи, когда сотрудниками полиции выявлялись цеха и фабрики, занятые изготовлением воровского инструмента.

Разрозненные мелкие банды в этот период времени стали объединяться в преступные организации. Уголовные группировки распространялись на территории страны и за ее пределами, они существенно усложнили орудия и способы совершения преступлений.

Давая характеристику ХIХ в., можно сделать вывод:

    с одной стороны, преступники взяли на вооружение новейшие средства техники и связи, а также современные технологии, что спровоцировало значительный рост преступности;
    с другой – государство и система правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью были технически и методически не готовы к такому техническому скачку в развития криминального мира.

Сотрудники правоохранительных органов к этому времени не имели специальных технических познаний и не могли достойно противостоять тем преступникам, которые такими познаниями обладали. Более того, в результате министерских проверок обнаружилось, что полиция, судебные следователи и судьи стали более бюрократичны и недостаточно оперативны в сложных ситуациях.

Такое состояние преступности и борьбы с этим злом не могло удовлетворить цели и задачи уголовного судопроизводства. Без знаний закономерностей объективной реальности, принципов совершения преступлений, научных положений естественных и технических наук, а также без знаний технических средств и технологий стало невозможным использование изъятых с места преступления материальных следов и иных вещественных доказательств. Обнаруженная информация без научной расшифровки не могла содействовать успеху раскрытия и расследования преступлений.

В середине ХIХ века российское государство и общество подошли к необходимости поставить на научные «рельсы» раскрытие и расследование преступлений, а также перевооружить органы суда, следствия, дознания и полиции новыми научно разработанными, обоснованными средствами и методами, специальными знаниями.

Вместе с разработкой норм, регулирующих производство некоторых гражданско-правовых и судебных процедур и порядок судебного расследования некоторых категорий преступлений, и с возникновением и развитием специальных государственных учреждений преследования и принуждения, появляются и совершенствуются специальные средства и методы розыска и изобличения преступников, а также методы расследования преступлений.

Именно эти факторы, по мнению многих ученых-юристов,  привели к возникновению второго социального заказа государства и общества на формирование новой отрасли научного знания, задачами которой должны были быть:

    разработка новых эффективных средств и методов борьбы с преступностью (регистрация преступников, выявление и исследование следов и иных вещественных доказательств, а также производство поиска преступников и следствия);
    вооружение предварительного следствия и суда средствами и научными методами, основанными на достижениях естественных наук и техники;
    передача передовых научных знаний и подготовка молодых специалистов через введение новой учебной дисциплины в университетах страны.

2-е основание формирования второго этапа – это судебные реформы: прежде всего, введение в действие Свода законов Российской Империи (с 1 января 1835 г.) и судебная реформа (1864 г.). Они положили начало  тщательному исследованию материальных последствий криминального события, а целью уголовного судопроизводства объявили обнаружение так называемой материальной истины, относительно происшествия или деяния, которые признавались специалистами в области права преступными.

Уголовный процесс, вышедший из рамок уголовного права и пришедший на смену розыскному процессу, отказался от системы формальных доказательств и от пыток, как одного из основных способов получения показаний и «доказательств». Результатом данного преобразования в уголовном судопроизводстве явились ослабление роли признания обвиняемого,  повышение значения вещественных доказательств и переход к состязательному процессу. Это обстоятельство, по мнению В.И. Корноухова и Н.А. Селиванова, послужило толчком к разработке основ деятельности по расследованию и судебному разбирательству уголовных дел и созданию технических средств и методов, облегчающих извлечение информации о совершенном преступлении, обнаружение, изъятие и фиксацию вещественных улик.

С этого момента начинается второй этап развития криминалистической науки. Это был:

    этап опубликования методической литературы и формирования учебной дисциплины «Криминалистика», начала преподавания ее на юридических факультетах  университетов Европы, а затем и в России;
    этап активного использования знаний специалистов и достижений технических и естественных наук и ремесла;
    этап разработок и реализации методов исследования следов преступлений и иных вещественных доказательств, а также научного познания преступности;
    этап разработок и публикаций руководств для следователей, систематизации научных криминалистических знаний и закладки общих теоретических основ криминалистической  науки и ее отраслей.

Данный этап характерен первыми попытками разработки технических приемов криминалистики и совершенствованием уже имеющихся методов регистрации, поиска и отождествления преступников на научной основе. Они были обусловлены потребностью в точной регистрации внешних признаков преступников, обеспечивающей возможность достоверного отождествления их личности, и предназначены для разоблачения лиц, сделавших преступность своей профессией.

Данный этап характерен публикациями научных трудов в виде учебного пособия (практического характера) для судебных следователей и судей,  введением учебной дисциплины «Криминалистика» в учебные планы по подготовке юристов на базе университетов, закладкой основ предмета, методологии, системы и других направлений науки.
История российской криминалистики - министр юстиции Щегловитов
Министр юстиции Щегловитов среди чинов судебного ведомства и почетных гостей

Середина ХIХ века для России ознаменовалась не только бурным развитием науки и техники, но и явилась, по мнению И.А. Возгрина, периодом широкого и активного внедрения адаптированных к целям практики достижений естественных и технических наук. Научные положения и разработки интенсивно внедрялись в работу правоохранительных органов по борьбе с новыми организованными формами преступности.

Заимствованные, переработанные и приспособленные к специфическим условиям и задачам уголовного судопроизводства положения естественных и технических наук успешно реализуются и используются в расследовании убийств, банковских афер, фальсификаций документов и ценностей, фальшивомонетничества, криминальных взрывов и др.

Ответом на социальный заказ общества и государства явилось возникновение новой отрасли научного знания, ее теоретической части и учебной дисциплины, которую австрийский ученый Г. Гросс назвал  криминалистикой. Он же, по мнению многих ученых-криминалистов, является первым разработчиком системы криминалистических знаний и естественнонаучной криминалистики.

Ряд современных ученых-криминалистов, изучив историю возникновения и развития отечественной и зарубежной криминалистики, пришли к интересному выводу о  том, что она возникла практически одновременно в Западной Европе и  в России, и развивалась в одном направлении, как наука о практических средствах и методах расследования преступлений, основанных на положениях естественных и технических наук.
убит атаман бандитов Данель Штеффер
Атаман бандитов - убитый бандит Данель Штеффер

Криминалистические научные знания существенно отличались от молодой уголовно-процессуальной науки. Они носили технический и прикладной характер и были направлены на разрешение тактических и технических вопросов, возникающих при реализации требований уголовно-процессуального права.

Чтобы удовлетворить спрос на эти знания, вооружить ими специалистов, судебных следователей, полицейских и судей, на первых порах издавалась переводная криминалистическая литература в систематических журналах и брошюрах. Основы учебной дисциплины своими научными разработками заложили как отечественные (приобретавшие научные основы в зарубежных университетах), так и зарубежные криминалисты-практики. Среди зарубежных и российских авторов можно назвать:

    французов Ф. Демеля и Ж. Равено, которые исследовали способы подлога и распознания поддельных рукописей, методику производства экспертизы подозрительных документов;
    итальянцев К. Бальди – изучавшего распознание свойств автора письма и Ч. Ламброзо - графологию;
    немцев Р. Гейндля, А. Вайнгарта, исследовавших следы на месте происшествия; Лафатера и Громана, проводивших аналогию между речью, цветом волос и глаз, походкой и почерком человека; Л. Ягеманна, изучавшего организацию раскрытия и расследования преступлений;
    англичан Ф. Гальтона, Э. Генри, В. Гершеля и Г. Фолдса, изучавших дактилоскопию, опознание человека по его отпечаткам пальцев; О. Рейландера, фотографировавшего арестованных преступников в фас и профиль;
    французов А. Бертильона и Э. Локара, исследовавших графометрию; А. Бертильон также использовал антропологический метод уголовной регистрации и словесный портрет;
    россиян - Я.И. Баршева, изучавшего организацию расследования преступлений,  Е.Ф. Буринского - методы судебной фотографии и установления подделки документов, А. Квачевского - методы исследования преступлений, Е. Колоколова - методы следствия, В.И. Лебедева – методы дактилоскопии, В. Назанского и Н. Орлова - следствие, С.Н. Трегубова - методы уголовной техники и др.

Данную дисциплину ввели в планы учебных процессов и стали преподавать во многих российских университетах. Преподаватели и профессора уголовного права стали проводить занятия по криминалистике, основываясь на знаниях, полученных за рубежом и на практике, а также в лабораториях и учебных заведениях различных европейских стран.

Представители российской юридической науки проявили заметный интерес в решении проблем следственной и судебной практики. Были проведены научные исследования и по результатам этих исследований опубликован ряд научно-практических работ.

Первые рекомендации по работе с вещественными уликами, следами преступлений (доказательствами) разработали (по мнению современных ученых-юристов) ученые-процессуалисты. К этому времени относятся ряд учебно-методических и научных трудов вышеуказанных и других авторов: Н. Орлова «Опыт краткого руководства для произведения следствия» (1833 г.); Я.И. Баршева «Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству» (1841 г.); Н. Калайдовича «Указания для производства судебных следствий» (1849 г.); В.А. Линовского «Опыт исторических разысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России» (1849 г.); Е. Колоколова «Правила и формы о производстве следствий, составленные по своду законов» (1850 г.);  Н.И. Стояновский «Практическое руководство к русскому уголовному судопроизводству» (1852 г.); В.Д. Спасовича « О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством» (1861 г.);  А.А. Квачевского «Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным уставам 1864 г.» (1869 г.) и др.

Помимо того, что в работах рассматривались процессуальные вопросы, в них были обобщены и систематизированы практикуемые  приемы розыска преступников и работы со следами преступления, а также приемы допроса, очной ставки, обыска и иных следственных действий, которые использовались в процессе расследования отдельных видов преступлений.

Так, Я.И. Баршев в своих трудах исследовал и описал понятие, содержание и тактику производства допросов, а также привел некоторые сведения по методике расследования убийств, краж, должностных подлогов, злостного банкротства.

Н.И. Стояновский в авторских рекомендациях описывал приемы выявления следов виновного и совершенного преступления посредством осмотра места происшествия и освидетельствования тела жертвы, но выполнить в те годы данные рекомендации следователям было невозможно.

В этот период времени расследование преступлений основывалось лишь на результатах обысков и допросов виновного и свидетелей (обо всех сторонах произошедшего криминального события), а следы преступления и иные вещественные доказательства считались второстепенным и вспомогательным материалом. Это происходило из-за того, что так называемые «немые свидетели» обнаруживались, но их не умели при тогдашнем состоянии научных знаний и техники сохранить для последующего исследования, не могли заставить  их «заговорить».

При этом в литературных источниках тех лет можно найти описание некоторых попыток создания технических средств и разработок тактических приемов обнаружения и фиксации последствий преступлений. Так, во Франции аптекарь Гюгулен в 1850 г. разработал способ закрепления следов ног с помощью расплавленного стеарина, а в России в 1867 г. лекарь А.Э. Борхман уже для этого использовал гипс, создав «насыпной» метод изготовления гипсовых слепков следов обуви.

Судебные медики и химики разработали и с успехом использовали методы установления характерных особенностей следов на жертве, в местах совершения преступлений и на подозреваемых лицах. Речь шла о следах яда, спермы, крови и др.

Французы Флоренс и Фрикон, немец Уленгут, систематизировав научные материалы, разработали метод «чтения» следов человеческой крови, показав ее отличие от крови животных, а также след капающей, фонтанирующей и разбрызгиваемой крови. Немец Латтес разработал метод определения группы крови, который затем использовался в судебной практике, а в 1884 г. россиянин Ф.А. Чистович научно определил и обосновал способы определения видовой принадлежности крови.

Д.И. Менделеев провел ряд исследований с целью изыскания средств предупреждения и выявления подлогов в чеках и других денежных бумагах, а также способов, исключающих уничтожение штемпелей на почтовых знаках, гербовых марках и других документах. Н.И. Пирогов провел судебно-баллистические исследования, результаты которых нашли свое достойное место в таком разделе криминалистики, как судебная баллистика.

В.И. Молчанов и И.В. Скопин разработали и стали применять в экспертной практике методы рентгенологического, спектроскопического, химического и биологического анализа огнестрельных раневых каналов.

В результате судебных реформ 1864 г.  в уголовном судопроизводстве отказались от теории формальных доказательств, результатом чего был рост интереса к использованию косвенных улик, вещественных доказательств и приемов их собирания и оценки.

Так, А.А. Квачевский, анализируя различные способы совершения отдельных видов преступления, указывает на значение следов в установлении и изобличении преступника. В работе автор подробно рассматривает порядок изучения документов, упаковки вещественных доказательств и другие приемы собирания судебных доказательств и раскрытия преступлений.
проводники с дрессированными собаками
Собаки-сыщики. Проводники с дрессированными собаками

В следственной и судебной практике особое место было отведено исследованию вещественных доказательств, т.к., с одной стороны, результаты их исследований при помощи научных методов могли заставить «немых свидетелей» «заговорить», а с другой – в результате проведения целого ряда научных опытов они могли подорвать доверие к свидетельским показаниям. Вывод ученых-психологов говорил о том, что самое правдивое показание никогда не отражает полностью действительность, а другие показания неверны, например, вследствие искажения истины, преднамеренной лжи и трудности в запоминании происшедшего события.

И. Н. Якимов, соглашаясь с высказыванием А. Гельвига, приходит к выводу, что будущее за осмотром места преступления и за экспертизой объектов, обнаруженных при данном осмотре.

По мнению ряда ученых, допрос становится вспомогательным способом установления материальной истины в уголовном деле, ввиду свойственных ему органических, неустранимых недостатков. Люди, дающие показания, далеко не совершенны. Им свойственны плохая память, неправильное ощущение и восприятия, неверная оценка. На объективность показаний оказывают существенное влияние личные качества свидетеля – это физическое, моральное, болезненное состояние, а также личная заинтересованность в исходе дела и др.

Такое положение требовало поиска новых направлений в научных исследованиях закономерностей объективной действительности и разработок на их основе новых положений и рекомендаций.

Хотя криминалистическая практика тогда еще значительно опережала теорию, но внутри научных криминалистических знаний происходит зарождение:
- основ уголовной регистрации и техники исследования вещественных доказательств;
-  тактики следственных действий;
-  методики расследования отдельных видов преступлений в рамках самостоятельной отрасли познания.

Так, например, по мнению Р.С. Белкина и И.Ф. Крылова, в формировании  в рамках раздела «Уголовная техника» учения о следах пальцев рук (дактилоскопии), как составной части данного направления развития криминалистики, первые шаги сделали итальянский биолог М. Мальпиги (1687), Альбинус (1764), чешский биолог Я.Э. Пуркинье (1823), англичане В. Гершель, Г. Фолдс, Ф. Гальтон (1860 –1880) и француз Э. Локар.

Активно развивались криминалистические знания в таких направлениях, как уголовная регистрация и исследование носителей информации о совершенном преступлении и его участниках.
В начале ХХ века криминалистической науке закрепились следующие ее направления:

    уголовная техника и тактика;
    расследование отдельных видов преступлений.

Термин «уголовная» берет свое начало от «Русской Правды», т.к. убийство, наиболее тяжкое преступление, именовалось  «головничеством».

В процессе совершенствования борьбы с преступностью ученые разрабатывают и внедряют в практику первые научные методы отождествления личности преступников:

    антропометрический метод (бертильонаж), т.е. метод измерения отдельных частей тела преступника – рост, вес, окружность головы, рост в сидячем положении, длина левой стопы, левой ноги, левой кисти, которые реже подвергались травмированию (А. Кетель и А. Бертильон);
    метод дактилоскопической идентификации (В. Гершель,  Ф. Гальтон, Г. Фольдс, Ж. Вусетич, Э. Генри и В.И. Лебедев);
    методы цветоделения и усиления контрастности с использованием фотографии, с помощью которых выявлялись и считывались невидимые тексты в документах и т.д. (Е.Ф. Буринский);
    метод графометрии, который дает возможность идентификации личности по почерку и письму человека (А. Бертильон и Э. Локар);
    метод словесного портрета (А. Бертильон) и др.

Это были первые попытки описания и использования приемов и методов идентификации или отождествления преступников, методов исследования следов и иных вещественных доказательств, которые разрабатывались с использованием  научных методов познания.

Была обобщена информация и систематизированы коллекции и учеты криминалистически значимых объектов, которые с успехом использовались в раскрытии и расследовании преступлений.

Учения о методах, следах, учетах, доказательствах и др. развивались на основе использования передового опыта следственной, экспертной и судебной практики и применения научных приемов, средств и методов для обнаружения, сохранения, фиксации и исследования вещественных доказательств.

Всем ходом истории развития государства и права, использования криминалистических знаний в следствии и судах, а также разрешения проблем борьбы с преступностью и существенного роста тяжких преступлений создавались реальные предпосылки объединения криминалистических знаний в единую научную систему.

Эта новая научная система получила название «Криминалистика» только в Германии, в романских странах она именовалась «Научная полиция», а в России в конце ХIХ в. - «Научная техника раскрытия преступлений» или «Судебно-техническая энциклопедия». В начале ХХ века в нашей стране она приобрела свое нынешнее название -  «Криминалистика».

Возникновение и развитие отечественной криминалистики было обусловлено, как уже говорилось,  необходимостью привлечения достижений естественных и технических наук к борьбе с преступностью,  обращения судов к ученым для проведения медицинских, химических и других исследований вещественных доказательств и использования при расследовании их «научных» заключений.

Необходимость привлечения, разработки и изучения достижений других наук для нужд уголовного судопроизводства, по мнению ученых, вытекала из следующих причин и условий:

    так, ухищренные преступники, чтобы остаться неузнанными, перед совершением намеченного преступления полностью изменяют свою внешность посредством грима и костюма (Г. Гросс); оставляют на месте преступления фальшивые отпечатки пальцев рук или следов ног (В. Эмер); оставляют принадлежащие другим лицам вещи с чужими метками (А. Вейнгарт, А. Гельвиг); всовывают в руки жертвы пучок ее собственных волос или иное, чтобы сбить с толку следователя (И.Н. Якимов); прибегают к различной симуляции, чтобы замаскировать истинные мотивы и действия при совершении преступления (например, на месте убийства преступник производит взломы дверей и беспорядок в вещах, как будто было ограбление, посылает в милицию (угрозыск) анонимные доносы на непричастных к преступлению людей и т.д. (И. Н. Якимов); 
    при этом, преступники изучают и пользуются для осуществления своих преступных целей последними научными открытиями и изобретениями в области технических и естественных наук, и в нужных случаях прибегают к ним, обнаруживая подчас солидное их знание и мастерство;
    при раскрытии преступлений, в связи с использованием преступниками данных научных разработок, деятельность органов дознания и следствия затрудняется и осложняется необходимостью изучения применяемых преступниками способов и средств;
    для розыскного и следственного работника далеко недостаточно знания уголовного закона и формальной стороны производства расследования, равно как житейского опыта и личных качеств и способностей, но еще необходимо знакомство с научно-техническими способами расследования преступлений;
    для нужд уголовного судопроизводства возникла необходимость выработки своих способов и приемов раскрытия и расследования преступлений, стоящих на высоте науки и ее последних достижений.

Российская криминалистика была одной из самых молодых отраслей знаний. Она развивалась в рамках, такой же молодой науки - уголовного процесса, а точнее, его разделов «Предварительное расследование» и «Теория доказывания».  В те годы криминалистика носила узкопрактический, прикладной и далеко не самостоятельный характер.

Главной целью криминалистики было оказание научной помощи следственной и судебной практике в изобличении виновных и расследовании преступлений. Ученые заимствовали научные положения, средства и методы других наук (главным образом, естественных, медицинских и технических) и приспосабливали их к потребностям экспертной, следственной и судебной практики.

В начале ХХ века в России вводится дактилоскопия, а В.И. Лебедев проводит первые дактилоскопические экспертизы. В гг. Москва, Киев, Одесса и Харьков организуются кабинеты научно-судебной экспертизы, издаются юридические журналы и книги.

В это время при помощи научного и систематического осмотра места преступления, следов, трупов, орудий преступления, вещей, найденных на месте происшествия, и самого преступника, и последующей экспертизы этих объектов многие «загадочные» преступления легко раскрывались. Такое положение достигалось в результате умелого научного подхода к изучению «немых свидетелей», которые смогли не только «сказать» - как совершено преступление, но и - кто его совершил?:

Дальнейшему становлению и существенному развитию российской криминалистической науки способствовали:

    Признание учеными-юристами существования новой отрасли познания - криминалистических знаний.
    Создание по инициативе австрийского ученого Франца Листа международного Союза криминалистов, а в России И.Я. Фойницким - русской группы данного Союза.
     Развитие западноевропейской криминалистики и ее достижения, например, в уголовной регистрации и идентификации преступников, когда по предложению ученых стали применяться антропологический метод, дактилоскопия, словесный портрет для розыска преступников, специальные методы при почерковедческих и иных исследованиях документов
     Публикация в России научных трудов западных ученых: Л. Ягеманна «Руководство по искусству судебного следствия» (1838 г.), «Руководство по судебному расследованию» (1841 г.);  Левека «Наблюдения по сличению почерка» (1840 г.); Г. Гросса «Руководство для судебного следствия, как система криминалистики» и «Криминальная психология» (1897 –1899 гг.); Р. Генри «Классификация и использование отпечатков пальцев» (1900 г.); Р.А. Рейсса «Словесный портрет» и «Научная техника расследования преступлений» (1910 – 1912 гг.); А. Вейнгардта «Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений» (1910);  Э. Локар «Научные методы в уголовном расследовании» (1920); Э. Анушат «Искусство раскрытия преступлений и законы логики» (1921-1927); Р. Гейдель «Уголовная техника. Из мастерской уголовного розыска» (1925), «Дактилоскопия и другие методы уголовной техники в деле расследования преступлений»(1927); Г. Шнейкерт «Учение о приметах для опознания», «Введение в уголовную технику» и «Тайна преступника и пути к ее раскрытию (Учение о судебных доказательствах)» (1925)  и др.
     Результаты отечественных исследований и научные разработки ученых-криминалистов использовались для разрешения потребностей следственной и судебной практики в научно-технических рекомендациях и методах, которые использовались при раскрытии сложных и «загадочных» преступлений и т.д.

Российские ученые, на основе изучения и обобщения отечественной следственной практики и использования достижений естественных наук и техники, а также, учитывая разработки зарубежных криминалистов, подготовили и опубликовали следующие труды: М. Шимановский «Фотография в праве и правосудии» (1894 г.); В.П. Макалинский «Практическое руководство для судебных следователей» (1901 г.) и «Практическое руководство для судебных следователей, состоящих при окружных судах» (1915 г.); Е.Ф. Буринский «Судебная экспертиза документов» (1903 г.); Л.Е. Владимиров «Учение об уголовных доказательствах» (1910 г.); С. Н. Трегубов «Настольная книга криминалиста-практика», «Основы уголовной техники» (1915); В.И. Лебедев «Искусство раскрытия преступления» (которая была расширена и переиздана 1912 г. с подзаголовком «Дактилоскопия»); Б.Л. Бразоль «Очерки по следственной части. История, практика» (1916 г.) и др. В результате этих публикаций практики стали приобретать необходимые знания для научного подхода к расследованию преступлений и умению читать тайны, раскрываемые следами и иными вещественными доказательствами, оставленными на месте преступления.

Авторы в своих работах  указывают основные направления усовершенствования розыскной и следственной деятельности. Они писали, что разработка более эффективных приемов и средств раскрытия и расследования преступлений может быть достигнута в результате изучения способов совершения преступлений, привлечения к участию в расследовании сведущих людей – экспертов и научной постановкой самого процесса расследования.

К этому времени уже имелся определенный опыт применения при расследовании криминалистических знаний в сфере судебной экспертизы. По ходатайствам  судов производились экспертизы судебно-химического характера при исследовании золота и серебра в драгоценных сплавах, технико-криминалистического характера при анализе спорных документов и подозрительных банкнот; а также судебно-медицинского характера при исследовании трупа с признаками насильственной смерти и т.д.
Убийца женщин
Убийца женщин Денис Халецкий

В качестве экспертов использовались специалисты в области медицины, психиатрии, химии, физики, техники и др. На этой основе возникают особые отрасли познания – судебная медицина, судебная психиатрия и судебная химия.

Своими научными трудами ученые-юристы: П.В. Макалинский «Практическое руководство для судебных следователей» (1901 и 1915); Б.Л. Бразоль «Очерки по следственной части» (1916), А.Гельвиг «Современная криминалистика. Методы расследования преступлений» (1925), П.С. Семеновский «Дактилоскопия как метод регистрации» (1923); Н.П. Макаренко «Техника расследования преступлений» (1926); С.М. Потапов «Судебная фотография» (1926), И.Н. Якимов «Практическое руководство к расследованию преступлений» (1924), «Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике» (1925), «Опознание преступников» (1928), « Искусство допроса. Практическое пособие для допрашивающих» (1928), «Криминалистика. Уголовная техника» (1928), «Осмотр» (1935); В.И. Громов «Дознание и предварительное следствие» (1925), «Методика расследования преступлений» (1929) и др., внесли существенный вклад в формирование криминалистических знаний у работников отечественной правоохранительной системы и подтвердили факт появления самостоятельной учебной дисциплины «Криминалистика».

Распространению криминалистических знаний отечественных и зарубежных ученых-криминалистов среди практических работников способствовали периодические издания юридических журналов и газет (которые стали публиковаться, начиная с 1881 г.).

В конце ХIХ – начале ХХ вв. в России знания научно обоснованных рекомендаций по розыску преступников и производству следствия по уголовным делам стали требовать от квартальных полицейских и офицеров полиции при сдаче экзаменов на классные чины или при назначении на офицерскую должность.

Своими разработками авторы определили роль молодой криминалистической науки в борьбе с преступностью и научном обеспечении уголовного судопроизводства обоснованными методами, средствами и методиками.

Первые шаги к научной постановке самого следствия выразились в том, что оно стало строиться на основе детального систематического изучения современного преступника, способов совершения преступлений и накапливающегося у многих следователей передового опыта борьбы с вновь возникающими видами преступлений.

В эти годы учеными-юристами были осуществлены исследования распространенных способов совершения отдельных видов преступлений, а по их результатам были опубликованы практические пособия и руководства для полиции и судебных следователей.

Э.Ф. Видок, изучая поведение мошенников, совершивших преступление в экономической сфере, в своих «Записках» описывает технологию происшедшего преступного события, особо выделяя способы совершения отдельных преступных действий.

В эти годы выходят в свет труды австрийского ученого-полицейского Ганса Гросса «Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции» (1892 г.), «Руководство для судебных следователей как система криминалистики» (1898 г.) и  «Криминальная психология» (1899 г.).

Г. Гросс в своих работах обобщает имеющийся в тот период времени опыт следственной работы, предлагает новые приемы, взятые из других областей знания и приспособленные для целей расследования. В них дается авторская трактовка «тактики» расследования преступлений и основные направления развития науки - практическое и теоретическое.

Автор в содержание научных трудов включает: учение о выявлении и использовании вещественных доказательств, правила работы со следами на месте происшествия, анализ изучения отдельных видов преступлений, вопросы, касающиеся быта, жаргона и способов совершения преступлений виновными.

И.Н. Якимов в учебнике по криминалистике (1925) пишет, что органам дознания и следствия необходимо изучение применяемых преступниками способов и средств при совершении преступления для выработки своих способов и приемов раскрытия преступлений.

В целом, в этот период авторы признавали в качестве предмета учебной дисциплины – криминалистики - исследование способов совершения преступления и их раскрытия.

0

6

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ:
третий этап развития

Кустов А.М., заслуженный юрист РФ

Ситуация с правопорядком

В начале ХХ в. завершается второй и берет свое начало третий этап развития криминалистической науки. И.Н. Якимов в своем учебнике закрепляет сложившуюся на этот период времени трехэлементную систему криминалистики: уголовная техника, уголовная тактика и методология (применение методов уголовной техники и тактики к расследованию преступлений).

Третий этап развития криминалистической науки характерен, прежде всего, тем, что:

    учебная дисциплина «Криминалистика» становится обязательной для всех средних и высших учебных заведений, а криминалистические знания для сотрудников правоохранительных органов;
    формируется самостоятельная криминалистическая  наука (констатируется и оформляется факт ее отделения от уголовно-процессуальной науки);
    разрабатывается общая теория криминалистики;
    научная общественность признает доминирующим определение науки и ее предмета, данное Р.С. Белкиным, и четырехэлементная система науки;
    в недрах науки формируются и приобретают самостоятельность молодые отрасли научного познания.

На этом этапе своего развития криминалистическая наука выполняет прикладные функции, обеспечивая правоохранительные органы, ведущие борьбу с преступностью, своими методами и средствами. При их разработке ученые-криминалисты, руководствуясь законами, определяющими порядок собирания и использования доказательств, творчески использует достижения естественных, технических и гуманитарных наук и техники.

В связи с необходимостью научного обоснования применения специальных знаний в борьбе с преступностью и потребностью кадрового обеспечения правоохранительных органов, в этот период начинают публиковать первые теоретические работы отечественных ученых-криминалистов - Н.С. Бокариуса, Е.Ф. Буринского, В.И. Громова, Н.П. Макаренко, Г.Ю. Маннса, П.П. Михеева, В.М. Натансона, В.Л. Русецкого, А.А. Салькова, П.С. Семеновского и др.

Криминалистика пытается удовлетворить потребности оперативно-розыскной, экспертной, следственной и судебной практики. В связи с этим она изучает особенности личности преступника и жертвы, акты их поведения до, вовремя и после совершения преступления, опыт расследования отдельных видов преступлений, особенности применения научно-технических и тактических приемов и средств, используемых при проведении различных следственных и судебных действий.

В конце 30-х годов ХХ века в России выходит в свет двухтомный учебник по криминалистике, подготовленный авторским коллективом и предназначенный для подготовки следователей, а к середине 40-х годов защищают докторские диссертации в области криминалистики Н.В. Терзиев и И.Н. Якимов.
Система криминалистики закрепляется в виде следующих элементов: уголовная техника и тактика, методика расследования преступлений.

К середине ХХ века в науке утверждается немного измененная  текстуально трехчленная система криминалистики:

    криминалистическая техника – научно-технические приемы и средства расследования преступлений;
    следственная тактика – тактика расследования преступлений;
    методика расследования отдельных видов преступлений.

Криминалистические знания на данном этапе своего развития существенно способствуют повышению квалификации лиц, занимающихся по должностным функциям раскрытием и расследованием преступлений.
вышинский - история российской криминалистики
ВЫШИНСКИЙ Андрей (Анджей) Януарьевич (1883-1954).
Прокурор СССР в 1933-1939 гг.
Родился в Одессе, поляк, учился в первоклассной царской гимназии.
Входил в близкое окружение Сталина. Лауреат Сталинской премии 1947 г. за монографию «Теория судебных доказательств в советском праве». Выдвинутые в работах Вышинского положения были направлены на обоснование грубых нарушений социалистической законности, массовых репрессий. Признанию обвиняемого было придано значение ведущего доказательства. Понятия «презумпция невиновности» не существовало. При отсутствии каких-либо доказательств вины судьбу арестованного определяла «революционная совесть прокурора». Почти для всех обвиняемых Вышинский требовал смертной казни. Заключенные называли его «Андрей Ягуарьевич».
Смерть Сталина прервала его карьеру. Он был отправлен в почетную ссылку, став постоянным представителем СССР при ООН, и в свои 70 лет продолжил активную работу. Скоропостижно скончался от сердечного приступа в Нью-Йорке (существует версия, что его смерть была не случайной). Был похоронен в Москве у Кремлевской стены.

Особое внимание при формировании самостоятельной криминалистической науки ученые-криминалисты уделили вопросам определения понятия, предмета и объектов познания данной отрасли.Надо отметить что, за период более 150 лет криминалистическая область познания прошла путь от прикладной технической учебной дисциплины до криминалистической науки, от «полицейской техники», «научной полиции». «уголовной техники» до полноценной правовой и синтетической науки «Криминалистика».

Имеющиеся различия во взглядах на предмет и объекты познания криминалистической науки обусловлены наличием и изменением задач, которые диктуются гражданским обществом и государством для уголовного судопроизводства, и поэтапным развитием самой науки.

К предмету отрасли криминалистических знаний в конце ХIХ в. (на Западе Европы) Г. Гросс относил изучение вещественных доказательств, проступков или явлений, составляющих элементы уголовного дела, характеристику психологических особенностей, привычек и способов деятельности лиц, участвующих в уголовном процессе.

В России на всем протяжении развития криминалистической науки происходили существенные изменения во взглядах на ее предмет и объекты, т.к. данная отрасль знаний сложилась сначала преимущественно как система технических приемов и средств обнаружения, фиксации и исследования материальных признаков преступлений и лиц их совершивших.

В последующие годы она сложилась как наука о закономерностях объективной действительности, сформировавшихся в сфере криминальной деятельности, и разработанных на основе изучения этих закономерностей приемах, средствах и методах расследования совершенных преступлений.

На первых этапах развития криминалистических знаний ученые относили к предмету науки только средства практической деятельности – приемы и способы раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, а на последующих этапах – закономерности механизма преступления и закономерности возникновения и собирания доказательств.

Анализ литературных и научных источников позволил нам выделить четыре основных периода развития данного процесса:

Первый советский период (1921-1938 гг.) - характерен осмыслением, обсуждением и систематизацией собранного эмпирического материала  в виде руководств и учебников.

Одними из первых, кто советскую криминалистику рассматривал в качестве самостоятельной отрасли правовой науки и учебной дисциплины, были Г.Ю. Маннс, В.М. Натансон, Н.Д. Воронской и И.Н. Якимов. Они, в сложное время революционных преобразований советского государства и когда криминалистические разработки, в основном, имели практическую направленность, попытались определить предмет науки и учебной дисциплины.

Г.Ю. Маннс  считал, что криминалистика изучает способы совершения преступлений, профессиональные особенности и быт преступников (их жаргон, их суеверия и т.д.), и приемы расследования преступлений, включая идентификацию преступников.

Несколько иной подход был у И.Н. Якимова. Он определил предмет криминалистической науки, как «изучение наиболее целесообразных способов и приемов применения методов естественных, медицинских и технических наук к расследованию преступлений и изучению физической и моральной личности преступника, а своей целью наука ставит помощь правосудию в раскрытии материальной истины в уголовном деле.
ягода - история российской криминалистики
ЯГОДА Генрих Григорьевич
(настоящее имя: ИЕГОДА Енон Гершонович)
(1891-1938)
В 1926 г. назначен заместителем председателя ОГПУ. 10 июля 1934 г. назначен наркомом внутренних дел СССР. 7 октября 1935 г. назначен генеральным комиссаром госбезопасности.
Родился в Нижнем Новгороде в бедной еврейской семье, малообразованный. Один из главных подручных Сталина по части массовых репрессий. Превратил НКВД в огромную промышленную империю, основанную на рабском труде заключенных.
В 1936 г. арестован. Ягода стал одним из главных обвиняемых на показательном процессе правотроцкистского блока, состоявшемся в Москве в марте 1938 г. При обыске у Ягоды была обнаружена коллекция порнографических снимков (около 4 тысяч штук), 11 порнофильмов и коллекция трубок и мундштуков порнографического характера.
Был расстрелян в Лубянской тюрьме.
Вслед за наркомом Ягодой были казнены все восемнадцать его приближенных комиссаров госбезопасности 1-го и 2-го ранга.
Также были расстреляны, репрессированы и скончались в тюрьмах, лагерях и ссылках пятнадцать ближайших родственников наркома: его жена - Ида Леонидовна Авербах (расстреляна), родители, пять сестер с мужьями.

По мнению В.М. Натансона, криминалистика изучает способы раскрытия преступлений и разрабатывает способы собирания и закрепления доказательств.

Н.Д. Вороновский, находясь под влиянием работ первых ученых-процессуалистов, относил к предмету науки способы регистрации преступников, технику производства осмотров и методы исследования материальных улик.

В середине 30-х годов ХХ в. в одном из первых учебников по криминалистике (1935 г.) было опубликовано определение науки, основанное на взглядах советских и зарубежных ученых. Они считали, что криминалистика представляет собой науку о расследовании преступлений, она включает в себя уголовную технику, уголовную тактику и частную методику. Криминалистика разрабатывает способы применения естественных наук, приемы отдельных следственных действий, планирование расследования, особенности отдельных видов преступлений.

Второй советский период (1938-1961 гг.)  -  характеризуется обсуждением общетеоретических положений о путях развития криминалистики и ее предмета. Для данного периода свойственно более глубокое изучение предмета науки.

В 1938 г. выход в свет второй учебник по криминалистике, подготовленный авторским коллективом под руководством С.А. Голунским. Во введении Е.У. Зицер пишет, что «криминалистика есть наука о технике, тактике и методике расследования преступлений».

Б.М. Шавер, обобщив и критически переосмыслив суждения многих авторов, пришел к убеждению, что криминалистика - это наука о приемах и методах обнаружения и исследования доказательств и разработке приемов и методов изучения процесса расследования преступлений. При этом следует иметь в виду, что эти приемы и методы нельзя делить на собственные и взятые из других отраслей знания. И, наконец,  криминалистика не является вспомогательной, прикладной наукой. Автор определил предмет науки как изучение приемов и методов совершения преступлений, следов, остающихся в результате совершения преступных действий или оставляемых преступником, и существующих достижений в области естественных и технических наук в целях приспособления к задачам расследования преступлений.

Дискуссия по данному направлению длилась более 20 лет. Многие ученые-юристы высказывали свое мнение по этому поводу. Так, например, в 40-х годах ХХ в. С.М. Потапов, видел основное назначение криминалистики в разработке методов собирания и исследования фактов, могущих быть доказательствами. В 50-х годах А.И. Винберг дал развернутое определение, которое существенно отличалось от первых суждений, и которое в те годы было признано почти всеми учеными-криминалистами. А.И. Винберг писал, что криминалистика это наука о технических средствах, тактических приемах и средствах обнаружения, собирания, фиксации и исследования судебных доказательств, применяемых для раскрытия преступлений, выявления виновных и изыскания способов предупреждения преступлений. В последующем С.П. Митричев присоединился к данному определению криминалистики.

За данный период криминалистика прошла путь от прикладной технической учебной дисциплины до самостоятельной полноценной юридической науки, имеющей свой предмет и объекты познания.

Третий советский период (1961-2000 гг.) - характеризуется формированием общей теории криминалистики как науки и возникновением нового подхода к природе криминалистики и определению ее предмета.
ежов - история российской криминалистики
ЕЖОВ Николай Иванович
(1895-1940)
С 1917 г. военкомиссар ряда частей РККА.
С 1922 г. на партийной работе. 26 сентября 1936 г.
назначен наркомом внутренних дел СССР.
27 января 1937 г. назначен генеральным комиссаром госбезопасности.
Родился в Петербурге в бедной семье, необразованный. В 1929-1930 гг., в качестве заместителя наркома земледелия СССР, принимал участие в развертывании коллективизации и раскулачивания.
В 1933 Ежов был назначен председателем Центральной комиссии по чистке рядов партии. Присутствовал при расстреле Г. Зиновьева, Л. Каменева и других высших членов ВКП(б). Пули, которыми они были убиты, позже хранил в письменном столе в качестве сувениров. Ежов лично принимал участие в допросах и пытках, в составлении списков расстреливаемых. Подобное не могло не сказаться на его личности. По воспоминаниям современников, к 1938 году он стал законченным алкоголиком и наркоманом.
10 апреля 1939 г. Николай Ежов был арестован (поводом послужил донос коллеги - начальника Управления НКВД по Ивановской области В.П. Журавлева) по обвинению в руководстве заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов против руководителей партии и государства и вооруженного восстания против Советской власти.
4 февраля 1940 г., на следующий день после приговора суда, Ежов был расстрелян а подвалах Лубянки.
Об аресте и расстреле Ежова никаких публикаций в советских газетах не было — он «исчез» без объяснений для народа. Это тоже было в духе времени крестьянско-рабочего государства. А точнее государства, управляемого необразованными алкоголиками и шизофрениками.

Существование науки, по мнению Р.С. Белкина, оправдано только в том случае, если предметом ее изучения являются специфические для нее объективные закономерности. Указание на эти закономерности как на предмет познания, входит в определение предмета любой частной науки. В конце 60-х годов Р.С. Белкиным было сформулировано определение предмета криминалистики как науки. Он считал, что криминалистика – это наука «о закономерностях возникновения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений». Данное определение было признано многими учеными-криминалистами и длительное время было доминирующим.

С философской точки зрения общеизвестным является тот факт, что основным объектом познания являются определенные фрагменты, аспекты человеческой деятельности, обладающие относительной завершенностью. Человеческое общество представляет собой очень сложную вероятностную систему, в которой движение, как общее свойство материи, осуществляется через общественные отношения. Общественные отношения служат объектом познания всех отраслей знания, в том числе, и юридических.

Любая деятельность, по мнению В.И. Корноухова, реально осуществляется через взаимодействия субъекта (человеческий фактор) с объектом, в качестве которого выступают средства, предметы, внешние и внутренние условия функционирования объекта. Именно в процессе взаимодействия осуществляется передача информации от субъекта к средствам, предметам, среде, т.е. объектам, в результате которой объекты приобретают новые качественные и количественные характеристики, что в свою очередь активно воздействует на человека, вызывая изменения мнения и суждения о природе, сущности и характере преступления. Эти изменения (например, следы преступления) позволяют познать сущность совершенного преступления. Данный аспект деятельности, с учетом ее специфики, изучается криминалистикой, т.е. ее объектом познания являются отражательные процессы.

Обобщив материалы дискуссий по определению предмета криминалистики как науки и учтя сделанные замечания, Р.С. Белкин предложил научной общественности уточненное определение, которое звучит следующим образом: «криминалистика - это наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений».

Четвертый период (2000 г.- по н.в.) характеризуется существенным расширением предмета и числа объектов криминалистики как науки.

В конце ХХ века криминалистика уже имеет собственные предмет и объекты, методы и средства познания, а в целом, свою методологию, систему науки и учебной дисциплины. Российским и зарубежным научным сообществами криминалистика признана как правовая и прикладная наука, а Р.С. Белкиным криминалистика определена еще и как синтетическая наука.
берия - история российской криминалистики
БЕРИЯ Лаврентий Павлович
(17(29).03.1899 — ?.?.1953)
С августа 1938 г. - первый заместитель наркома НКВД СССР. С декабря 1938 г. по 1946 г.
и в марте-июне 1953 г. - нарком (министр)
внутренних дел СССР.
Родился в с. Мерхеули Сухумского района Абхазской АССР, в бедной крестьянской семье, грузин.
Образование получил в Бакинском среднем механико-строительном училище.
Берия является одним из ближайших соратников и исполнителей воли Сталина, разделяющих вместе с ним ответственность за убийство миллионов сограждан.
Почти наполовину обновил аппарат НКВД, заменив соратников Ежова лично себе обязанными людьми. По настоянию Берии были расширены права Особого совещания при наркоме по выносу внесудебных приговоров. При Берии (в янв. 1939) появилось письменное разрешение Сталина о применении пыток и избиений к арестованным.
26.06.1953 Берия на заседании Президиума ЦК КПСС был арестован и освобожден от всех постов. Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР обвинен в большом числе преступлений, главными из которых были обычный набор рабоче-крестьянского "провосудия": шпионаж в пользу Великобритании, стремление к "ликвидации Советского рабоче-крестьянского строя, реставрации капитализма и восстановлению господства буржуазии".
Приговорен к смертной казни. Однако, по воспоминаниям самого Никиты Хрущева, стоявшего во главе заговора против Берии, последний был сразу же расстрелян, после чего в декабре был проведен суд.
После ареста Берии были арестованы его жена и сын (они находились в заключении до конца 1954 г.). Мать Берии в июле 1954 г. выселена из Тбилиси в Гульрипшский район Абхазской АССР.

Ряд положений криминалистики по своей теоретической и практической значимости далеко вышли за рамки собственного предмета познания, которые уже широко используются в исследовании российской истории и культуры, в судебной экспертизе и генетике, судебной медицине и психиатрии, аналитической и судебной химии (токсикологии), теории оперативно-розыскной деятельности, правовой информатике, оружеведении, судебном автороведении, материаловедении, почвоведении, стоматологии, одорологии, взрывотехнике, видеофоноскопии и т.д. Данное положение подтверждается научными трудами ученых-криминалистов Т.В. Аверьяновой, Т.С. Волчевской, В.П. Козлова, Е.Р. Россинской и др.

Из всего сказанного можно констатировать, что в настоящее время криминалистика перешла в новое качество и трансформировалась в универсальную науку. Сегодня достижения криминалистики как универсальной науки реализуются в оперативно-розыскной, экспертной, следственной и судебной деятельности по установлению преступников, следов, орудий и средств преступлений. Криминалистическая информация широко используется в прокурорском надзоре, в судебном производстве, в защите по уголовным и гражданским делам. А так же в арбитражном судопроизводстве при анализе финансово-хозяйственной деятельности хозяйствующих субъектов, включающих правовую оценку условий всех видов договоров (например, договоров: поставки, залога, цессии, кредитных, депозитных, по использованию ценных бумаг и т.п.), и в других формах юридической деятельности.

Передовые научные достижения криминалистики требуют своего внедрения в сферу рассмотрения гражданских дел, как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах. Считаем, что в настоящее время, отсутствуют существенные препятствия для распространения криминалистических научно-методических разработок в указанные судебные процессы (например, при установлении подлинности документов и договоров, исторических источников и литературных мистификаций, средств передачи информации, факта родственных отношений, механизмов причинения как морального, так и материального вреда, и других юридических фактов).

Существующая криминалистическая наука обеспечивает только уголовное судопроизводство, научно не обеспеченными остаются гражданский, арбитражный и административные процессы. На наш взгляд, перед учеными-криминалистами встает вопрос расширения предмета криминалистики как науки и сферы использования ее достижений в других областях знаний – познание закономерностей механизмов правонарушений (преступлений, гражданско-правовых и административных проступков), закономерностей возникновения информации о самих правонарушениях и их участниках, закономерностей собирания, исследования, оценки и использования доказательств в гражданском, арбитражном и административном производстве с целью обеспечения криминалистическими разработками вышеуказанных юридических институтов.

Вывод: На современном этапе развития криминалистики как науки сложились четыре взаимосвязанных раздела: общая теория криминалистики; криминалистическая техника; криминалистическая тактика; криминалистическая методика.

Из всего сказанного можно констатировать, что в настоящее время криминалистика перешла в новое качество и трансформировалась в универсальную науку. Ряд положений криминалистики по своей теоретической и практической значимости далеко вышли за рамки науки. Криминалистическая наука сегодня стоит на пороге своего четвертого этапа развития,характеризующегося расширением границ предмета и увеличением числа объектов познания, изменением системы науки, разработкой новых частных теорий и методов познания, закладкой основ других отраслей познания.

При оформлении статьи использованы фотографии и информация http://www.gulag.ipvnews.org и http://www.hronos.km.ru

0


Вы здесь » Русскій детективъ » Академия и энциклопедия » О криминалистике


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC