Русскій детективъ

Объявление

Добро пожаловать в Российскую Империю времен императора Александра II, в Петербург, открывающийся с темной стороны. Это жизнь "среди убийц и грабителей", с которыми сражаются лучшие сыщики столицы. Подробнее в сюжете и на игровом поле.

Время в игре:

1873 от Р.Х.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русскій детективъ » Академия и энциклопедия » Ольга Калиновская, первая любовь Цесаревича Александра


Ольга Калиновская, первая любовь Цесаревича Александра

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Ольга Калиновская родилась в дворянской польской семье. Мать ее была из знатного рода Потоцких, отец же служил кавалерийским генералом. Ольга была принята во фрейлины и состояла при Великой Княжне Марии Николаевне. Ольга была из семьи польских дворян, поддерживавших русского императора, именно этим было вызвано зачисление в штат придворных дам.

Вскоре на Ольгу обратил внимание Цесаревич Александр - молодые люди часто виделись во дворце, танцевали на блестящих балах и маскарадах николаевской эпохи. Именно Ольга стала первым серьезным чувством Александра Николаевича.

Великая Княжна Ольга Николаевна так написала о возлюбленной брата: «У нее были большие темные глаза, но без особого выражения; в ней была несомненная прелесть, но кошачьего характера, свойственная полькам, которая особенно действует на мужчин. В общем, она не была ни умна, ни сентиментальна, ни остроумна и не имела никаких интересов. Поведение ее было безукоризненно и ее отношения со всеми прекрасны, но дружна она не была ни с кем. Впрочем, как сирота, без семейных советов оставленная жить в обществе, считавшемся поверхностным и фривольным, она должна была встречать сочувствие. И папа?, относившийся по-отечески тепло к молодым людям, жалел ее от всей души».

Фрейлина графиня А.А. Толстая тоже отмечала глаза Калиновской: "Первый огонь в нем зажгли прекрасные глазки Ольги Калиновской, фрейлины его сестры, Великой княжны Марии Николаевны. Эта юная особа, полька по происхождению, воспитывалась в одном из институтов Петербурга. Не обладая красотой, она, как говорят, была вкрадчива и проворна, и не замедлила вскружить голову будущего Императора".

Влюбленных окрылял пример дяди, Великого князя Константина Павловича, который женился на польке Жанетте Лович и был очень счастлив с нею. Однако, Император Николай I никогда бы не смирился с таким выбором сына. Мало того, что Ольга Калиновская не была принцессой, она еще и не была православной. Невестки-католички Рыцарь Самодержавия не потерпел бы.

Л.В. Дубельт вспоминает: "Наш наследник мечтал об Ольге Калиновской, это было страшно! Кроме того, что такому молодцу, сыну такого отца, такому доброму славному человеку, такая жена не по плечу, кроме того, она полька, недальнего ума, сродни всем польским фамилиям, искони враждебным России, это могло бы задавить нас."

Меры были приняты. Цесаревич отправился в путешествие по Европе, в котором он должен был не столько знакомиться с достопримечательностями, сколько найти невесту -принцессу. "Саша уезжал с тяжелым сердцем. Он был влюблен в Ольгу Калиновскую (польская дворянка, фрейлина) и боялся, что во время его отсутствия ее выдадут замуж." - пишет сестра цесаревича, Ольга Николаевна.

Никто из принцесс не затмевал образ гордой польки в глазах наследника, лишь в Дармштадте он обратил внимание на совсем еще юную, пятнадцатилетнюю принцессу с длинными детскими локонами. Максимиллиана -Вильгельмина показалась русскому Цесаревичу настолько трогательной и нежной, что он не раздумывая сделал ей предложение.

Однако, по возвращении в Петербург, роман с Ольгой Калиновской вспыхивает с новой силой. Поскольку роман зашел слишком далеко, Николаю Павловичу пришлось вмешаться. «.. Он поговорил с нею и сказал ей в простых словах, – пишет Ольга Николаевна, – что не только два сердца, но будущность целого государства поставлена на карту». «…Решили, – замечает Ольга Николаевна, – что Ольга должна покинуть двор». Калиновской пришлось смириться, «польские родственники приняли ее», замечает мемуаристка. Александр, находившийся тогда в Могилеве, узнав об этом, «тяжело захворал».

В Петербурге Ольга Калиновская жила на Литейном проспекте в доме своей сестры Северины, которая была замужем за генералом Николаем Федоровичем Плаутиным. Вероятно, поэтому современники иногда ошибочно называли ее супругой Н. Ф. Плаутина. На самом деле Калиновская в 1840 г. была выдана замуж за бывшего супруга ее покойной сестры, богатейшего польского магната Иеренея Клеофаста Огинского (Огиньского; 1808–1863). Он был сыном композитора, автора знаменитого полонеза, М. К. Огинского. Старший сын Огинских будет утверждать потом, что он сын Александра II.

Эти события подробно описываются в мемуарах "Сон юности": "Не успел он вернуться из своего путешествия, которое принесло ему столько развлечений и удовольствия, как его любовь к Ольге Калиновской снова разгорелась жарким пламенем. Несколько раз заявлял он о том, что из-за нее согласен отказаться от всего. Он доверился дяде Михаилу, и тот, вместо того чтобы призвать его к благоразумию, указал ему на свой собственный брак, жертвой которого он был, женившись не по любви. Папа был очень недоволен слабостью Саши. Еще в марте он говорил о том, что согласен жениться на принцессе Дармштадтской, а теперь после четырех месяцев уже хотел порвать с нею. Это были тяжелые дни. Решили, что Ольга должна покинуть Двор. Польские родственники приняли ее, и мы увидели ее только позднее, уже замужем за графом Огинским."

Так сложилась судьба первой возлюбленной будущего Александра II. Ольга Калиновская умерла в последний год XIX века. Она пережила и своего царственного возлюбленного, и императрицу Марию.

https://ru-royalty.livejournal.com/2421022.html

0

2

Часть 3. ОЛЬГА КАЛИНОВСКАЯ.
К 20 годам цесаревич Александр превратился в высокого стройного красавца-блондина с голубыми глазами, пришла пора подумать о женитьбе. И как назло, он опять влюбился в очередную фрейлину - гордую польку Ольгу Калиновскую, однако, сердце которой он быстро растопил. Роман разгорелся в январе 1837 г. на Китайском Маскараде, где Ольга Калиновская изображала первую придворную даму.
Ольга вовсе не отличалась красотой, но обладала мягкостью характера, вкрадчивостью и нежностью, она, не таясь, ответила цесаревичу взаимностью. Когда придворные заметили симпатию Александра Николаевича к миловидной польской фрейлине и ее ответные жесты, то немедленно доложили об этом императрице. Маменька не на шутку взволновалась. Хотя Калиновские – это древний польский дворянский род герба Калинова, известный с конца XV века, но для наследника императорской семьи Ольга Калиновская все же была не достаточно именитой парой, а "простой смертной", то есть в ней не текло ни капли королевской крови, она еще к тому же была ревностной католичкой. Было опасение, что перекрестить ее не удастся.
До отъезда цесаревича в Европу считалось, что этот роман носил чисто платонический характер. Своими чувствами Александр смог поделиться только с отцом, считая, что другие не в состоянии его понять.
- Мои чувства к Калиновской – чувства чистой и искренней любви, чувства привязанности и взаимного уважения. Но сознание, что эти мои чувства не приведут ни к чему, не дает мне покоя, - писал Александр отцу Николаю I.
Но все же эта история заставила императорскую чету заволноваться и принять решение отправить Александра за пределы империи в Европу подыскивать себе невесту из европейских принцесс крови. Николай Первый писал в то время:
«Мы говорили про Сашу. Надо ему иметь больше силы характера, иначе он погибнет... Слишком он влюбчивый и слабовольный и легко попадает под влияние. Надо его непременно удалить из Петербурга... Саша недостаточно серьезен, он склонен к разным удовольствиям, не смотря на мои советы и укоры...»
Но история любви Александра с Ольгой Калиновской не завершилась визитом в Европу и даже после женитьбы цесаревича. Она только ударилась о трон, но не разбилась вдребезги.

Часть 4. Малоизвестная "интрижка" с Еленой-прекрасной.

Отец наследника престола Император Николай Павлович, кроме "спасения Александра от романа с Калиновской" и его "командировки в поиски именитой зарубежной невесты", хотел, чтобы его сын познакомился и с державой, в управление которой ему рано или поздно предстояло вступить. И 2 мая 1837 года великий князь Александр Николаевич в сопровождении своего воспитателя, поэта Василия Андреевича Жуковского, отправился в длительное путешествие по России и далее. В Смоленске, отдав должное делам, великий князь Александр познакомился с местной красавицей Еленой Алексеевной Каретниковой, о чем есть свидетельства очевидцев, в том числе и Жуковского. Между Александром и Еленой, как водится, вспыхнул страстный роман, который быстро отгорел, а великий князь продолжил свое путешествие. Крах сего романа состоял в том, что Елена Каретникова оказалась всего лишь дочерью богатого помещика Алексея Каретникова, который прошел путь от безземельных крестьян до права на дворянский титул, и богатой купеческой дочери Ксении Ефимовны Демидовой, и совсем уж не царских и даже не княжеских кровей. Бедная девушка не устояла перед чарами принца, а легкие победы не ценятся.
Спасение Елены пришло, откуда не ждали. Оказывается еще до "высочайшего визита" наследника престола в дом Каретниковых, красавицу Елену приглядел ближайший сосед отставной офицер и небогатый помещик Михаил Кузьмич Пржевальский. Но родители Елены и сама невеста тогда ему не только отказали, но даже отставили от дома, во-первых, он был небогат, а во-вторых, он соверщенно не нравился Елене – "какой-то угловатый, тощий как жердь, бледный и некрасивый." Елена была девушкой волевой. Пращуры жениха происходили из запорожцев, поколениями служили полякам, а вот отец Михаила Пржевальского, Казимир Фомич, принял православную веру, переехал в Россию и сменил при крещении имя Казимир на Кузьму. Выход из положения для обесчещенной девицы (если, конечно, роман с Александром случился) возник сам собой, буквально через несколько месяцев после визита наследника престола Александра Николаевича, отвергнутому было жениху Михаилу Кузьмичу Пржевальскому родители Елены неожиданно открыли дорогу в дом и даже дали согласие на брак. Высказывалось мнение современников, что Елена Алексеевна ждала ребенка, но родители, как могли, скрывали ее интересное положение. А может быть и покаялись жениху с условием, что он все равно женится. Вероятнее всего, он и сам был согласен - при его-то бедности да в приданое взять имение невесты.))) Существует версия, что ребенок этот мог быть отпрыском наследника престола.
И ранней весной 1838 года Елена Алексеевна Каретникова была срочно обвенчана с Михаилом Пржевальским. А уже 31 марта 1838 г. у нее родился сын Николай (!) Михайлович Пржевальский, в будущем знаменитый ученый, путешественник и генерал-майор Главного разведывательного управления, который на почетной доске в зоопарке Торонто величается как "великий польский ученый".))) Однако есть путанные сведения, что сразу после свадьбы родился не Николай, а сын Борис, который умер, не прожив и минуты. Но беда в том, что никто толком "не припомнит", вплоть до матери, кто за кем, и когда родился, а в церковных книгах записи перепутаны.
Когда мальчику уже исполнилось 5 лет, в сентябре 1843 г родителям выдали свидетельство о рождении, в котором указывалась дата рождения Николая Михайловича Пржевальского как - 7 или 12 апреля 1839 г. Сам Николай Михайлович в последствие говорил, что родился он в марте 1838 года (есть даже его письма), но по каким-то причинам в метриках дату якобы случайно перепутали. На самом же деле дату рождения ребенка Елены специально сместили подальше от года пребывания в Смоленске будущего императора Александра II, дабы избежать лишних пересудов и сплетен. С другой стороны – свидетельство о рождении выдавали тогда по достижении ребенком пятилетнего возраста. Доступ к церковной книге села Лабкова, где была сделана первичная запись о рождении Николая, был ограничен "секретным" распоряжением. Вероятно, специально запутывались следы.
Существуют еще факты незримых связей Александра Николаевича Романова и Елены Алексеевны Каретниковой. Когда их предполагаемый "отпрыск любви несчастной" Николай Пржевальский учился в шестом классе гимназии, он попался на грубом нарушении правил – выбросил в реку журнал, в который зловредный классный руководитель записывал проказы гимназистов. Пржевальскому грозило исключение из гимназии. Мать Елена Алексеевна умоляла директора не исключать сына, а просила его просто как-то наказать, например, высечь. Но сечь дворян-гимназистов, начиная с шестого класса, было строжайше запрещено. Однако по каким-то причинам об этом инциденте доложили зачем-то великому князю Александру Николаевичу. Возникает вопрос, стали бы докладывать наследнику престола великому князю Александру Николаевичу о шалостях какого-то неизвестного ему провинциального гимназиста? Вероятно, принц знал о существовании Николая Пржевальского или же интересовался дальнейшей судьбой своей случайной зазнобы Елены. Более того, на запрос, отправленный директором гимназии в царскую канцелярию в Петербург, поступил ответ с руководящим указанием: «Выпороть мерзавца, и всего делов!» И подпись великого князя Александра Николаевича Романова.)))
На самом деле Николай Михайлович Пржевальский никогда не поддерживал версию родства с Александром II, более того он боготворил свою мать и переписывался с ней до конца дней. А мать его после смерти первого мужа Михаила Пржевальского, от брака с которым у нее были и другие дети, вышла замуж во второй раз и сама управляла своим имением.
Вот такие страсти разгорались "в русских селениях" после визита особы императорской крови.
Если сравнить фото молодого Александра II, его сына Александра III, а также его морганатического сына Георгия Александровича Юрьевского с юношеской фотографией Николая Пржевальского, то можно уловить некое сходство. Да и в фото в зрелом возрасте тоже.

Кроме Николая Пржевальского Александру II приписывают еще множество романов и несколько внебрачных детей от различных связей. Так внебрачным сыном Александра II считался впоследствии видный военно-морской деятель начала XX в. – адмирал Евгений Иванович Алексеев (1843–1918), он был в 20-м веке наместником на Дальнем Востоке, и стал одним из инициаторов провальной для России войны с Японией. Кроме того,княгиня Мария Клавдиевна Тенишева (1863/1864–1928) в своих мемуарах прозрачно намекает о своем происхождении от Александра II, в зрелом возрасте она прославилась как благотворительница, собирательница, художница, искусствовед и этнограф, создавшая музей «Русская старина» в Смоленске и рисовальные школы в Петербурге и Смоленске.

Так уж повелось, что с семи лет и до конца своих дней царь Александр II писал письма близкому другу Александру Адлербергу – «милому Саше». В этих письмах он восторженно обсуждал красавиц, которыми оба увлекались прежде до женитьбы, да и после оной, письма пронизаны были тонкими и меткими наблюдениями ценителя и любителя женщин. После женитьбы Александр писал в этих письмах, что очень тепло относится к своей супруге. Но это не помешало ему завести новый роман, будучи женатым.
По возвращении Александра из заграничного турне роман с Ольгой Калиновской возобновился, не смотря на то, что цесаревич уже пережил два романа и помолвку, но об этом мы еще поговорим.
Александр II, «войдя в возраст», приобрел прочную репутацию «жизнелюба». Он всегда очень внимательно относился к женщинам, и в его жизни случалось множество мимолетных любовных приключений. По традиции на «забавы» монарха смотрели сквозь пальцы, поскольку это также одна из традиций Императорского двора. На быстроменяющиеся «забавы» мужа и императрица Мария Александровна тоже позже внешне старалась не реагировать. Не поддаваясь влиянию мужчин, Александр II имел необыкновенную слабость к женщинам. Близкие ему люди, искренно его любившие, говорили, что в присутствии женщины Александр делался совершенно другим человеком, добрым, мягким, заинтересованным, активным. Об этом не рекомендуется говорить вслух, но часто для адюльтеров использовались при Дворе фрейлины. А во второй половине XIX в. их заменили балерины. На фрейлинах, как и на балеринах, не женились. Жены это знали и закрывали на романы мужей глаза.
Через некоторое время после женитьбы Александр заинтересовался 20-летней принцессой Александрой Долгорукой, фрейлиной своей жены Марии Александровны. Эта фрейлина была, однако, весьма привязана к своей повелительнице - императрице, но, не отказываясь, в то же время, и от флирта с Александром. В 60-х годах 19 в., в эпоху великих реформ, фрейлина Александра Сергеевна Долгорукая играла большую роль. Ясность ее ума и твердость характера часто заставляли Александра II настойчиво следовать по избранному им и ею пути. Ее называли “La grande Mademoiselle”. Императрица Мария Александровна и принцесса Александра Сергеевна образовали свой собственный альянс для поощрения социальных реформ, проводимых Александром II, и поддерживали его.
Внезапно эта связь с Александрой Долгорукой оборвалась. Александра Сергеевна вышла замуж за старого генерала Альбединского, которого царь поспешил назначить Варшавским губернатором.
За этим увлечением царя следовали и другие, быстро сменяя одно другое, была в жизни Александра II и еще одна Долгорукая – Екатерина, но об этом потом.

https://aljena-lee.livejournal.com/442098.html

0


Вы здесь » Русскій детективъ » Академия и энциклопедия » Ольга Калиновская, первая любовь Цесаревича Александра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC